Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Вместе порознь

30.09.2013

Мария меня нашла в Интернете и написала о своих семейных проблемах. Уже около месяца они с мужем жили раздельно. Мария хотела восстановить отношения, тем более что у пары подрастал трехлетний Кирюшка. Я написала Марии, что на консультацию лучше приходить вместе с мужем. Михаил связался со мной достаточно быстро. Каждый из супругов описал свою версию происходящего, ответил на вопросы анкеты, теста. Мы все были готовы к встрече.


ЮЛИЯ ВАСИЛЬКИНА: Я знаю версию каждого из вас, но хочу теперь услышать историю от вас обоих.


МАРИЯ: Проблемы у нас начались почти сразу. До свадьбы мы встречались чуть больше года, и за это время успели расстаться и вновь соединиться три или четыре раза. Страсти кипели: расставались бурно и воссоединялись тоже бурно.


МИХАИЛ: Мария – человек творческий, учится на режиссера. Мне кажется, ей нравится вот такая театральность. Она без сильных эмоций не может, ей скучно.


МАРИЯ («заводясь»): А сам-то? Чуть что – мат-перемат. Рядом сын, нет – без разницы.


МИХАИЛ: Да, я тоже резкий. Не умею сглаживать углы. Да и, если честно, считаю, что эмоции лучше выпускать. Читал об этом где-то в журнале, статья, кстати, по психологии была. До этого мучился, думал, что с нами что-то не так. А потом решил – значит, все нормально. Покричали друг на друга, пар выпустили – и дальше живем.


Ю. В.: Мария, а вы тоже считаете, что выпускать пар – это хорошо?


МАРИЯ: Да, мы покричим друг на друга – и становится легче. Долго не обижаемся. Спорить можем из-за всего. Кстати, меня раздражает в Мише его упертость: может до посинения спорить о том, о чем не имеет представления. Например, о монархии в России. Но у нас не все ссоры одинаковы: если речь идет о чем-то личном, то мне не нравится, что он использует «запрещенный прием». Он совершенно некстати говорит о том, что меня бросил отец и что я добиваюсь того, чтобы и наш сын рос без отца.


У Марии с отцом были сложные отношения. Он пил, и мать ушла от него, когда дочке было около двух лет. Когда Мария была уже подростком, он вдруг позвонил ей. Она сказала, что ненавидит его и называет отцом другого человека. Мария призналась, что каждую ночь, ложась спать, желала ему смерти. В течение полугода он звонил ей еще несколько раз и слышал тот же ответ. А потом «сорвался», запил и сердце не выдержало. Мария пришла на похороны, а потом ее стало мучить чувство вины, она винила себя в смерти отца. Эта проблема не была разрешена в ее душе. И именно эту «мозоль» выбрал Михаил, чтобы иметь дополнительные очки в их спорах.


МИХАИЛ: Ну, ты тоже хороша! Каждый раз меня моей мамой попрекаешь.


Мама воспитывала Михаила тоже одна. Отец был любимцем женщин и развелся с его матерью, чтобы создать другую семью. Мама бросила все силы на воспитание сыночка. Когда он женился, она любила приходить в их дом, чтобы учить Марию (и ее бабушку, с которой они жили), как именно нужно ухаживать за мужем. Она считала, что мужчина подобен ребенку, но при этом самый главный. Свекровь даже говорила, что если за Мишенькой не будут ухаживать как положено, то – развод.


МИХАИЛ: Мы сейчас расстались и даже думаем о разводе благодаря родне. Мы с Марией сначала жили одни, снимали квартиру, кстати очень дешево, у знакомых. Потом переехали к ее бабушке и дедушке, чтобы помогать им. Дед настаивал на том, чтобы половину доходов мы откладывали на покупку своей квартиры. Кстати, мой доход в семье единственный, не считая их пенсий, которые не тратились. Друг предложил мне одолжить отложенные деньги на взаимовыгодных условиях. Они лежат на счету, который, кстати, оформлен на Марию. Но мне стали доказывать, что это не мои деньги, а… деда. Он высчитал, сколько мы ему были бы должны за каждый месяц. Сумма (за комнату) получилась в два с половиной раза больше той, которую я платил за съемную квартиру. Меня это возмутило, и я ушел. Сейчас мы с Машей встречаемся, гуляем с ребенком, но вместе не живем.


У обоих – сложное детство, «остроугольные» характеры (и по диагностике, и по наблюдениям), множество проблем с родней, которая была так близко допущена к их личным отношениям. Да еще к тому же считают, что выплескивать друг на друга негатив не просто можно, а полезно. Одна проблема нанизывалась на другую, как бусинки. Мария и Михаил наперебой расписывали, насколько другой неправ, бросаясь обвинениями. Они получали какое-то извращенное наслаждение, когда «били» друг друга словами.


Ю. В.: Мария, Михаил, давайте вернемся к тому, зачем вы оба пришли сегодня ко мне. Только ли для того, чтобы вновь поссориться и покричать? Я не могу быть «рефери» в вашей ссоре, не буду вставать ни на чью сторону. Я могу быть на одной-единственной стороне – на стороне вашего брака.


МИХАИЛ: Согласен. Мы достаточно рассказали. Как вы думаете, у нас есть шансы остаться вместе?


Ю. В.: Вам обоим нужно будет потрудиться, чтобы выстроить семью, которая смогла бы стать долговременным проектом. Как вы сформулируете для себя общую для вас задачу?


МАРИЯ: Наверное, сохранить семью, вместе жить и воспитывать ребенка.


МИХАИЛ: Да, согласен.


Ю. В.: Хорошо. Теперь, когда мы определились с задачей, давайте искать средства для ее решения. Вот каждому из вас бумага и ручка. Сейчас вы будете записывать все идеи, которые придут вам в голову.


На бумаге начали появляться мысли супругов: «жить отдельно от родни» (Михаил), «не пускать маму Михаила в отношения» (Мария), «простить старые обиды» (Мария), «не давить на больные точки» (Мария), «быть более терпеливым» (Михаил), «не позволять родне Марии вмешиваться» (Михаил).


Ю. В.: Вы многое назвали, и все это может помочь. Но как вы будете решать спорные вопросы? Будьте уверены, во время «перестройки» их у вас будет немало.


И я снова услышала про пользу выплеска негативных эмоций… Как они были солидарны в этом вопросе! Я старалась их переубедить, но все тщетно. Но для меня было очевидно, что это ложный посыл – то, что изо дня в день подтачивает их брак.


Ю. В.: Мне придется быть директивной. Если вы оба хотите сохранить брак, необходимо поменять отношение к спорам и ссорам. Нужно учиться договариваться друг с другом, учиться слышать друг друга. Сейчас каждый из вас спорит из позиции: «Я должен выиграть, партнер – проиграть». Именно поэтому вы переходите на личности, стараетесь задеть больные струны друг друга. Результат такого общения – «проиграли оба». Как только вы будете нацелены на то, чтобы в споре была позиция: «Я – выиграл, партнер – выиграл», то все пойдет на лад. Можно выиграть обоим. При этом после спора у вас будет оставаться чувство, как после качественно сделанной работы.


Консультация подходила к концу, и супруги приободрились. Было видно, что они настроены на добродушный лад. В качестве первого шага они решили снять квартиру и переехать туда в ближайшее время. Денежный счет, из-за которого произошел последний конфликт, они решили поделить пополам. Я предупредила их, что перемены будут даваться непросто и некоторое время старая система отношений будет тянуть назад. Нужно будет проявить стойкость и не сбиться на прежний стереотип.


P.S. И Мария, и Михаил, заполняя анкеты, назвали друг друга идеалами мужчины и женщины. Когда консультация была закончена, у меня осталось тягостное чувство. И оно, к сожалению, не подвело. Буквально через несколько дней Михаил написал, что они с Марией опять поскандалили, причем очень сильно, при родне. Звучало слово «развод». Обвинения было противно вспоминать. Квартиру пока решили не снимать. Я написала и Марии, и Михаилу. Напомнила, что старая система тянет назад и они позволили себе сбиться. Напомнила о том, что необходимо держать в голове цель, которую они сами для себя поставили, и мерить любое свое действие этой целью. Больше я ничего не могла сделать для этой пары – продолжать консультации они не были готовы. К сожалению, через некоторое время я узнала, что пара рассталась.


Множество чувств роилось у меня по этому поводу. Например, досада на статью, которой так поверил Михаил. Но, не будь он готов искать оправдания своему типу реагирования, он бы не сделал ее столь мощным аргументом. Сожаление по поводу того, что у меня нет возможности продолжать эту работу: нельзя помочь тем, кто более не ищет помощи. У каждого из них по отдельности и у обоих вместе было немало проблем. Могли ли они решить их самостоятельно? В этом случае, думаю, нет. Пережив краткосрочную эйфорию, а затем новый конфликтный виток, люди говорят: «Психолог нам не помог» – и продолжают жить, как умеют. Что же – это тоже выбор.

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Молчание для ягнят
Молчание для ягнят

Что такое «простое молчание»? И каково это, когда человек «по натуре обидчивый, просто молчит, хотя и не дебоширит»?

читать далее

Драконы для двоих
Драконы для двоих

Как отделить реальность семейной жизни от красивых волшебных сказок и восторженных свадебных тостов? Мечты и фантазии всегда сильнее реальности своей нелогичностью.

читать далее

Отравление виной
Отравление виной

В психотерапии есть глобальные вопросы. Один из них – преодоление невротического чувства вины. Кажется, отыщешь его, преодолеешь – и больше ничего не нужно. Так ли это?

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
9988 просмотров 0 комментариев
1
2.0
0
подписаться на рубрику:

7123 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога