Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Накормить малоежку

Стоит ли заставлять ребенка есть

05.01.2017

«Мой ребенок плохо ест» – один из самых частых поводов для обращения к детскому психологу. Мало или плохо едят дети примерно с года и до двенадцати лет. Потом мамы или начинают жаловаться, что вообще не отходят от плиты, или спохватываются, что девочка довела себя до истощения и уже пора лечить нервную анорексию. В разном возрасте понятие «плохо ест» означает разное.

Первые полтора года

Ребенок на грудном или искусственном вскармливании мощно прибавляет в весе, прямо видно, как каждая клеточка его тела наливается молоком и расправляется. Или не расправляется, и тогда мама впадает в адскую, невыносимую тревогу, вид худого младенца запускает древние программы оповещения: «Опасность! Наш род на грани вымирания!» Почему он не берет грудь, срыгивает, вяло сосет? Отчего у него зеленый понос? Мое молоко плохое? Оно ядовитое? Беспокойство молодой матери усугубляет ситуацию, младенцу становится еще труднее сосать, он больше плачет, у него колики или вздутие живота. Чудодейственные препараты из рекламы не помогают, вся семья не спит. Чем помочь?

Помогает, как правило, визит феи-крестной: любой старшей родственницы, подруги или няни, которая разговаривает медленно и плавно, приговаривает, укачивает и мать, и дитя. Она заваривает «волшебный» чай, готовит какую-нибудь особенную кашку… Через час смотришь – и младенец спит, и мама тоже, и обед как-то сам собой сварился, и уроки у старших выучились. Все выдохнули, расслабились, процесс наладился. Что эта женщина сделала такого магического для пары «мать – младенец»? Прежде всего, отправила сообщение кормящей: «Ты не одна, о тебе есть кому позаботиться».

Нынешнее поколение – первое, кто живет в нуклеарной семье, без бабушек. Все предыдущие тысячи лет развития человечества молодая мамка никогда не оставалась с младенцем одна, всегда находилась в окружении других женщин рода. Эта мощная поддержка, называемая женским кругом, позволяет недавно родившей налаживать контакт со своим ребенком, не отвлекаясь на внешние вызовы. Ну и учиться на примере старших, конечно.

 

«Чтобы мыслить, надо есть, – никуда не денешься! Да, но зато сколько разных мыслей может произвести на свет один и тот же кусок хлеба!»

Пьер Тейяр де Шарден

 

Полтора – три года

«Волшебный» возраст, кризис трех лет, фаза негативизма… На практике это означает, что вы пытаетесь приучить ребенка к культуре вашей семьи, а ребенок стремится все сделать по-своему. Кроме того, после полутора лет дети перестают так бешено расти и, соответственно, не нуждаются в таком объеме питательных веществ. Но вы-то помните, как он нырял в тарелку с кашей с разбегу, у вас в ушах еще это бодрое в шесть утра «Кашу! Мясо! Мо’око! Саше! Дать БЫСТ’О!». А тут он садится и задумчиво ковыряется в тарелке, что-то там вылавливает маленькими пальчиками полчаса, уходит, потом отгрызает пол-яблока прямо в ящике, грязное, потом вы застаете его сосредоточенно жующим собачий корм.

Совсем дурно становится маме, когда ребенок радостно взгромождается на стул, берет ложку, нюхает еду и вдруг разворачивается, удаляется в комнату с величавым: «Я это не ем!» Паника! Он заболел? Почему он дома ничего не ест, а в гостях или в кафе мечет, как не в себя? Он изучает. Этот мир – он же совсем новый, еще никогда не виданный, и ребенок, в своем новеньком тельце, – тоже новый, непонятный, не знает, что ему нравится, а что нет, от какой еды весело, а от какой клонит в сон.

Родители принимают это нормальное исследовательское поведение за протест и подрывание устоев. Грозят, требуют, манипулируют. Хотя все, что нужно в этой ситуации, – оставить в доступе что-то из еды и заняться своими делами. Возможно, к вечеру он проголодается и попросит чего-то определенного. Возможно, это будет вечер следующего дня.

Нормальное пищевое поведение в этом возрасте – поклевывание и пощипывание, постоянный перекус. Мы же, воспитанники советских детских садов, по привычке думаем, что в два года нормально съесть в обед «первое-второе- третье», и с хлебом. Да, есть дети, которые могут слопать этот почти литр сложной и разнообразной еды. Но не все. Большинство может осилить за один заход бутерброд с сыром и половинку огурца. Но часто, раз в полтора часа. А это неудобно нянечкам и воспитателям, поэтому – полный обед и спать.

 

«Терпи до последнего»

На приеме мама трехлетнего мальчика жалуется на трудности с пищеварением: запоры иногда по шесть дней, малыш плачет, отказывается от еды. Ничто не помогает, все перепробовали. Расспрашиваю о раннем периоде, родах, о том, как кормили. «Да нормально все было». Я настаиваю на подробностях (знаем мы эти ваши «нормально»), и картина рисуется просто леденящая кровь: тяжелейшие роды, разрыв матки, кровотечение, еле спасли. Кормила грудью до 14 месяцев, хотя были трещины, дикая боль каждый раз, когда прикладывала малыша. «Зачем такие жертвы? Почему не перевели на искусственное питание?» – «А можно было?» – спрашивает она голосом хорошей девочки-первоклассницы. «Мне мама говорила: “Терпи”». Вот, это главное: мама говорила: «Терпи», и она терпела, похудела на 15 килограмм, довела себя до нервного истощения. Представьте, что 10–12 раз в день вас пытают раскаленной кочергой. И делает это ваш самый любимый человечек, смысл вашей жизни.

Немудрено, что у мальчика нарушено пищеварение: трудно усваивать раздирающую боль, стиснутые кулаки и закушенные до крови губы, не хочется это все переваривать. Ну и заповедь «терпи до последнего» тоже хорошо «рифмуется» с запорами. Так что первая и самая распространенная причина нарушений пищеварения в младенчестве – вытесненные и запертые эмоции матери. Включая послеродовую депрессию.

 

Дошкольный возраст

В это время поле битвы за власть перемещается в детский сад. И очень многие дети там не едят совсем. Не то время, слишком много отвлекающих моментов, не так пахнет, не успевают за остальными. И еще хорошо, если садик продвинутый, детей не заставляют доедать все до крошечки, не плюхают пюре с котлетой прямо в суп… Но мамы волнуются, что ребенок ходит весь день голодный. На самом деле, если у него есть в течение дня доступ к хлебу и компоту, если он съедает хотя бы несколько ложек из порции, – до вечера дотянет, а там оторвется за ужином. Не страшно.

Но оказалось, на свете действительно существуют дети, способные довести себя до гипогликемического обморока над тарелкой с едой! Я всю жизнь твердо знала, что голодных детей рядом с холодильником не бывает! А потом привели Аксинью. Хрупкая кудрявая девочка с огромными глазами в пушистых ресницах. Мама – настоящий топ-менеджер мега-корпорации: подтянутая, в деловом костюме, с большим черным портфелем. Но в глазах испуг и вина: Аксинья не ест. С самого рождения. За первые полгода не набрала практически ни грамма, еле-еле удавалось удерживать исходный вес. Молока было мало, от замены ее рвало и несло, прикорм она не брала. При этом не плакала, а внимательно смотрела своими чудными глазами, и по щеке тихо катились слезы. Две штуки.

Тут мама начинает сама всхлипывать, извиняется, отворачивается, судорожно переводит дыхание и продолжает. Вот так и живем: с ложки, с уговорами, посулами, танцами и мультиками. Да, мы читали ваши статьи, пробовали оставлять ее наедине с тарелкой, не кормить до следующего приема пищи, не помогает. Она вежливо уходит, а потом падает в обморок. Она не чувствует голода! Бабушка у нас шумная, боевая, вот она может ее накормить. Жирным, сладким, соленым. Это она ест. Еще может стащить упаковку Доширака и тихо ее сточить всухую, без кипятка…

Потом была долгая терапия с Аксиньиной мамой, разбирались с ее виной, невозможностью конкурировать с матерью, ложью в отношениях с мужем. Ксенька меж тем подросла, окрепла, пошла в школу – и совершенно преобразилась! Откуда что взялось, вместо тихони и умирающего ангела появилась резкая, язвительная, очень амбициозная девица с нормальным аппетитом.

Когда я встретила ее спустя пять лет, спросила: «Что это было? Почему ты отказывалась от еды?» Она некоторое время смотрела на меня в упор, видимо прикидывая, стоит ли открываться, потом вздохнула и сказала: «Все было невкусно. Мне хотелось острого и сильного, резкого, а мама кормила пресным и полезным. И пока я отказывалась, она была рядом, волновалась за меня, уговаривала, книжки читала, а так-то она все по командировкам и поездкам. Я тосковала».

Если подумать об этом признании с точки зрения психоанализа, можно предположить, что с теплой и открытой бабушкой девочке было просто и спокойно. К тому же, видимо, у нее была какая-то врожденная недостаточность транспортировки желчи, поэтому нужны были стимуляторы – горькие, пряные приправы. А мама, которая то появлялась, то исчезала, очень старалась быть «правильной», никогда не повышала голос и мучилась виной, вызывала у Аксиньи тревогу и гнев одновременно. Что на телесном уровне выглядело как отказ от еды.

 

«Таможня» дает добро

 

 

Я была шокирована, когда обнаружила, что в английском детсаду детей или вообще не кормят централизованно, или дают какую-то ерунду типа печеньки, малюсенького сырочка и яблока. Зато дети приходят домой голодные, «угулянные», в семь часов ужинают и в восемь уже падают спать по доброй воле. В восемь вечера! Слышите, мамы, которые в 23.00 еще пытаются договориться с «таможней»?

 

 

 

Успокойтесь!

Видите, сложно все это… Отказ от еды – это сбой самых базовых программ, не каприз, не баловство. Если ребенок не имеет возможности постоянно кусочничать и, тем не менее, все равно явно недоедает, это повод обратиться к психологу. Главное слово «недоедает», то есть не прибавляет в весе и росте в течение хотя бы полугода. А если вам кажется, что он плохо ест, а при этом вы каждый сезон обновляете ему гардероб – все в порядке, выдохните.

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Завтрак с гаджетом

Сегодня сплошь и рядом можно встретить схему безболезненной «кормежки» ребенка, увлеченного планшетом (так якобы проще его убедить подкрепиться: «Он не ест без айпада, телефона, мультиков…»). Неудивительно, если в какой-то момент прием пищи превращается в зону военных действий (угрозы и шантаж, манипуляции с обеих сторон, тактические хитрости и стратегии партизанского боя), то планшет – действительно спасение для родителей. Но не для ребенка, который просто не в курсе, что может быть по-другому. Пригласите ребенка в мир вкусов, познакомьте его с искусством приема пищи. Это путешествие может стать приятным открытием для всех членов семьи. Например, в одной моей знакомой семье было принято устраивать тематические путешествия по кухням мира. Родители нашли свой способ формирования вкуса к еде у детей. Совместный семейный прием пищи – это не только удовлетворение базовой потребности в еде, это еще и важный исторически сложившийся ритуал, который позволяет собраться всем за одним столом и почувствовать себя семьей.

Ольга ДЯЧУК,
психолог-консультант, член профессиональной психотерапевтической лиги

 
Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Худеть с умом: как подружиться с едой
Худеть с умом: как подружиться с едой

Как похудеть и не набрать вес снова? Возможно ли сохранить стройность, не ограничивая себя в еде? Как обрести форму без изнурительных тренировок?

читать далее

Рыбьи яйца для стойкости
Рыбьи яйца для стойкости

История знает немало примеров, когда признанные сегодня деликатесы в прошлом были просто мусором. Красная икра – один из них.

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
5714 просмотров 0 комментариев
2
0.0
0
подписаться на рубрику:

7105 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога