Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Между нами, психотерапевтами

15.11.2011

Продолжаем публиковать интервью из цикла бесед с практикующими психотерапевтами с многолетним стажем – от 1 до 20 лет. Ведущие тренеры Лев Черняев и Елена Косырева ответили на вопросы: может ли психотерапия улучшить качество жизни? Всем ли она нужна? Как правильно выбрать психотерапевта? И почему вредна «гламурная психология»?



Лев ЧЕРНЯЕВ,

тренер Московского гештальтинститута, супервизор, ведущий долгосрочных обучающих программ по гештальттерапии и специализации по телесной гештальттерапии и терапии зависимостей


Елена КОСЫРЕВА,

клинический психолог, ведущий тренер Московского гештальтинститута, гештальттерапевт, супервизор, ведущая терапевтических групп и долгосрочных обучающих программ по гештальттерапии, практикует с 1992 года



НАША ПСИХОЛОГИЯ: Психотерапия нужна для того, чтобы следовать своей природе?


ЛЕВ ЧЕРНЯЕВ и ЕЛЕНА КОСЫРЕВА: Очень сложный вопрос: для чего нужна терапия? Психотерапия – это многоэтапное взаимодействие терапевта и пациента, пазл, в котором каждый находит что-то свое. Понимание того, что нужно именно вам, осознание своей природы происходит отнюдь не на первой встрече, нельзя решить многоплановую проблему простыми методами.


НП: Всем ли нужна психотерапия? Часто говорят: «Терапия нужна…» – и далее идет перечисление: душевнобольным, очень эмоциональным людям. «А вот я, например, русский мужчина, настоящий мачо, мне психолог не нужен! Я живу на 15–17 лет меньше европейца, зато чувствую себя крутым!»


Л.Ч. и Е.К.: Чем больше мужчина чувствует себя мачо, тем больше ему может помочь терапия! Очень не хочу обесценивать людей, которые не идут к специалисту. Терапия – это не крайняя необходимость, любой человек худо-бедно проживет без нее. Лет 20 назад терапия была иного качества, сейчас она очень сильно развивается в России. В последние годы люди могут позволить себе ходить на терапию, появились деньги и возможность решать собственные проблемы профессионально. В странах с хорошим достатком терапия популярна, а в бедных она не востребована, это закономерные вещи. Психотерапия – это не первая необходимость.


НП: Что эффективнее: купить iPad, плазму, автомобиль или пойти на терапию? И тем и другим человек пытается улучшить качество своей жизни. Новые вещи решают какие-то экзистенциальные проблемы?


Л.Ч. и Е.К.: Да, некоторые вещи меняют самооценку, самовосприятие, человек дополняет себя чем-то. А психотерапия – это вложение денег в себя. Сколько вложил, столько и сможешь получить. Важно понять, как я злюсь, чувствую горе, строю отношения с близкими. Это то, что останется с тобой навсегда.


НП: Терапия помогает наслаждаться тем, что у вас уже есть, в гораздо большей степени, чем покупка новых вещей. Очень рациональный подход.


Л.Ч. и Е.К.: Мы уходим в сторону восхваления психотерапии, но, если человек вдруг обнаружит проблему в себе, то его качество жизни на некоторое время может ухудшиться, потому что он начнет проживать ситуацию по-новому. Терапия отнюдь не универсальное средство спасения и способ сделать свою жизнь лучше, вообще неизвестно, к чему она приведет. Если ты обратился к психотерапевту, то нет гарантии, что через 5 лет будешь жить хорошо, избавишься от проблем. Терапия – это очень рискованное дело. Ясно одно: человек, посещающий терапевта, лучше начинает распознавать себя и готов увидеть себя реальным. Столкнуться с собой настоящим, вспомнить и оценить то, что, может быть, хотел забыть. Это не всем нужно, действительно о некоторых вещах лучше не помнить. Например, людям, которые воевали в Афганистане или в других горячих точках.


НП: У психотерапии есть свои ограничения?


Л.Ч. и Е.К.: К терапевту приходят разобраться с проблемами. Допустим, разваливаются отношения, а человеку очень хочется, чтобы они не разрушались, хочется сохранить их во что бы то ни стало. Он просит: «Сделайте так, чтобы любимый вернулся!» И если терапевт скажет: «Я сделаю!» – он перестанет быть профессионалом. В беседе со специалистом должна идти речь о том состоянии, в котором находится человек, и обретении способности пережить и принять новую реальность. В данном случае цель терапии – дать почувствовать почву под ногами, понять: «Я могу жить без этого человека, я могу жить! Мне сейчас тяжело и больно, но я найду силы!»


НП: Люди иногда считают, что жить можно только в состоянии влюбленности. Каковы последствия этого романтического состояния?


Л.Ч. и Е.К.: Начинаешь быть не тем, кто есть на самом деле.


НП: Потом приходит опустошение и депрессия?


Л.Ч. и Е.К.: И хочется опять влюбиться, а через 3–9 месяцев снова нужны новые отношения. Если люди успевают пожениться, происходит катастрофа: гормональный фон возвращается в нормальное состояние, вчерашний влюбленный начинает видеть партнера без его масок. Терапия как раз показана парам в тот момент, когда начинаются сложности при совместной жизни.


НП: Существует такой миф, что если ты попадешь к психотерапевту, то он из тебя сделает зомби и ты будешь платить ему до конца своей жизни.


Л.Ч. и Е.К.: Безумная идея! Если человек хочет, чтобы его подчинили, то им овладеют, и неважно кто. На самом деле люди, которые так рассуждают, прежде всего сами склонны к внушению. Такой человек приходит на терапию и говорит: «Скажите мне, посоветуйте мне!»


НП: Психотерапия – это не советы, не убеждения?


Л.Ч. и Е.К.: Одна из задач психотерапии – это дать понять человеку, что он может и должен сам выбирать, предоставить ему выбор, обнаружить желания, цели. Таким образом, психотерапевт разворачивает его к самостоятельному мышлению. Возникает взаимодействие с терапевтом и тогда, когда клиент говорит: «Ну вот, вы же мне ничего не говорите, ничему меня не учите, ничего мне не подсказываете!» – и уходит с концами. Что он демонстрирует своим уходом? Этот человек сохраняет свою жизнь в том виде, в котором она ему необходима. Он все равно остается с зарядом энергии, чтобы оправдать тот способ жизни и то качество жизни, к которому он привык.


НП: Обращаясь к психотерапии, человек понимает, что он хочет изменить, например: «Я много ем, я хочу похудеть!» В результате оказывается, что для достижения цели надо отказаться от застолий с друзьями, привычного стиля жизни?


Л.Ч. и Е.К.: В терапии есть идея усилия, но не насилия, и это принципиальный момент. Например, человек приходит с проблемой: «Я хочу весить меньше!». Но непонятно главное – зачем. Психотерапевт будет работать не с этим запросом, а с его целью. Если человек приходит с такой идеей, прежде всего, с вероятностью 99%, он приходит с бессилием. За этой фразой как минимум кроются две проблемы: невозможность побороть бессилие и избавиться от зависимых отношений, в которых человек находится. Еда может выполнять любую функцию – быть утешением, времяпрепровождением, служить для поддерживания отношений, но только не оставаться самой едой. Это психологическая составляющая проблемы, а не физиологическая. И готов ли будет человек расстаться с едой как с утешением? Неизвестно! Возможно, ему легче будет просто лечить диабет и сохранять свою зависимость, чем изменить сразу несколько аспектов своей жизни.


НП: Выходит, лучше жить с диабетом, но в привычном окружении, чем избавиться от него, но изменить привычкам?


Л.Ч. и Е.К.: При нездоровом питании, переедании, приводящим к проблемам со здоровьем, усилия могут потребоваться ежедневные, недостаточно один раз пойти и победить дракона. Если мы говорим про зависимых людей – им нужно будет ежедневно по-новому обращаться с едой, соблюдать диету. Изменение стиля питания – это осознанная работа, при которой может возникать сразу много недовольств, разочарований, постоянная внутренняя тревога и раздражение, и это тоже нужно пережить. Очень важно понять клиента, узнать, что же он заедает. Что его вынуждает переедать от раза к разу, каждый день? Что на самом деле стоит за вроде бы естественной потребностью? Воспринимать еду можно как естественную потребность или как заедание, когда пища перестает быть только едой. В последнем случае требуется психотерапевтическая работа. Специалисту важно понять, что для клиента является непереносимым переживанием, которое «будит» тревогу. Часто встречаются клиенты, которые инфантильно относятся к сложной ситуации, не склонны решать гнетущие проблемы, им проще открыть холодильник и быстро взять то, что снимет тревогу, волнение. Тема стройной фигуры – неоднозначная тема, она требует индивидуального подхода.


НП: Есть такое понятие – «гламурная психология»…


Л.Ч. и Е.К.: И гламурная психология существует, и гламурные клиенты, и гламурная терапия.


НП: Не кажется ли вам, что гламурные журналы, когда они проповедуют гламурный образ жизни, рождают диссонанс между той жизнью, которая есть у человека, и той, которую ему навязывают? Человек пытается «вписаться» в модный образ, и когда он не достигает нужного эффекта, то чувствует себя обманутым и разочарованным.


Л.Ч. и Е.К.: Так происходит потому, что стремление к мнимому идеалу было навязано человеку и не является его истинным желанием. Он проделал большой путь и понял, что шел не в том направлении…


НП: Он работал всю жизнь, потратил все свои деньги, купил яхту, у него жена-фотомодель.


Л.Ч., Е.К.: Потом сел на завалинке рядом с домом и понял вдруг, что он очень хотел, чтобы прохожий сказал: «Вот какой крутой дом у вас!» Дом и все остальное нужно было этому состоятельному, уже немолодому человеку лишь для того, чтобы наконец получить признание: «Ты классный мужик!»


НП: А если бы он потратил деньги на терапевта и читал книги, то наслаждался бы процессом деятельности, развивался бы духовно?


Л.Ч. и Е.К.: Разумеется, если человек готов воспринять идею, то не важно, из какого источника он о ней узнает – от приятеля, в метро или из книги, – информация ему пригодится. Но есть так называемые слепые пятна – то, что мы не хотим замечать, например сложные комплексы, для преодоления которых нужна поддержка специалиста. Например, когда человека начинает преследовать страх, важно вовремя обратиться к психотерапевту. Понять, что все люди в течение дня испытывают разные эмоции: стыд, страх, радость, злость, раздражение – сглаженно, конечно. Но мало кто из нас обращает на это внимание.


НП: Выходит, начать надо с осознания своих чувств?


Л.Ч., Е.К.: Нужно понять, кто я такой и чего я сейчас хочу. Процесс осознания может быть очень сложным, но люди приходят на терапию, как правило, уже подготовленные, начитанные. Они готовы к работе с психотерапевтом. Само по себе чтение книг и усвоение других знаний оторвано от опыта осмысления и переживания. В одиночку многие вещи не раскопать, нам нужен кто-то другой, чтобы получить от него помощь.


НП: Как найти своего психотерапевта?


Л.Ч. и Е.К.: Я думаю, лучше позвонить нескольким терапевтам, оценить, нравится ли вам голос, прислушаться к себе. Стоит предупредить терапевта о цели вашей встречи, поясните ему: «Я к вам приду для того, чтобы выбрать». И это совершенно нормальная ситуация. Когда выбор будет сделан, начнется действительно серьезная работа. И не столь важно, с каким начальным запросом пришел человек – с желанием избавиться от вредных привычек или распознать себя, – квалифицированная помощь специалиста будет кстати в любом случае.

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Всемирный потом, или Я сделаю это завтра
Всемирный потом, или Я сделаю это завтра

Прокрастинация - такой безжалостный приговор выносят себе предприниматель, работающий на пределе возможностей, домохозяйка - мать троих детей, студент во время сессии.

читать далее

Столетний человек
Столетний человек

Современный человек уже не ищет философский камень и не изобретает эликсир бессмертия. Но проблемой долголетия озадачен по-прежнему.

читать далее

Охота за радостью
Охота за радостью

В представлении большинства из нас радость ассоциируется с удовольствиями: вкусной едой, комфортом, путешествиями, дорогими вещами. Но те, кто живет в таком «потребительском раю», признаются: ни роско...

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
5823 просмотров 0 комментариев
3
2.4
0
подписаться на рубрику:

7105 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога