Наша Психология
Задушевное здоровье: задумайся заранее

Я на 100% нормальный!

Как преодолеть двоемыслие, робость и негатив

21.05.2012

Бизнесмен Евгений Чичваркин – о двоемыслии, упущенных возможностях и позитивном мышлении.


НАША ПСИХОЛОГИЯ: Как вы считаете, какие основные психологические проблемы свойственны россиянам?


ЕВГЕНИЙ ЧИЧВАРКИН: Россияне несут в себе отпечаток советского времени, их главная беда – двоемыслие. Люди понимают, что белое есть белое, но принято его считать, допустим, синим. Это самый большой самообман, причем вокруг все прекрасно видят, что это белое, но все равно путаются в цветах. В основе российской коррупции, кстати, тоже лежит двоемыслие.


НП: А у англичан вы этого двоемыслия не замечаете?


Е.Ч.: Здесь его меньше. В Европе больше независимых людей, которые остро осознают свои права и так же остро чувствуют, когда они попираются.


НП: А людей, которые остро осознают свои обязанности, вы там встречали?


Е.Ч.: Европейцы законопослушные, они выполняют обязанности, большинство из них, правда, без особого огонька в глазах. Но, тем не менее, делают то, что предписывают нормы и закон.


НП: Огонька в глазах у местных нет?


Е.Ч.: Здесь с уважением относятся к традициям. Англичане любят придумывать правила, даже там, где они не нужны. Но они в душе такие достаточно заводные люди.


НП: Как эмиграция сказалась на вашем психологическом состоянии? В России вы входили в топ-10 бизнесменов, а в Великобритании оказались одним из русских.


Е.Ч.: Я никогда не был в топ-10. Меня больше всего угнетала не потеря места в рейтинге, который никто не составлял, а то, что меня хотят посадить в тюрьму.


НП: Как вам удалось преодолеть стресс во время переезда?


Е.Ч.: Это в России я испытывал сильный стресс, особенно в последнее время, и справился я с ним только благодаря переезду.


НП: Вы когда-нибудь пользовались услугами коучера, психотерапевта?


Е.Ч.: Я никогда не пользовался услугами коучера, психотерапевта и проституток. Если человек псих, то ему ничего не поможет.


НП: А себя вы считаете абсолютно нормальным человеком? В том смысле, что вы полностью соответствуете российской социальной и психологической норме.


Е.Ч.: Я не соответствую этой норме, потому что она не подходит здоровому человеку. Я практически на 100% нормальный.


НП: При вашем настороженном отношении к психологам вы что-нибудь читали из соответствующей литературы?


Е.Ч.: Вы не правы, нет настороженного отношения. У меня в жизни, видимо, не было такой ситуации, когда эти специалисты действительно потребовались бы. Я, конечно, знаком с теорией психоанализа Зигмунда Фрейда. Я читал исследования о воздействии на психику человека ЛСД Станислава Грофа с большим удовольствием, когда мне было 19–21 год. Это был интересный процесс самообучения.


НП: Считается, что люди, ког- да вырастают, компенсируют какие-то свои детские обиды через взрослые игры в бизнесе или политике. Вы с этим согласны?


Е.Ч.: Да, конечно! Например, полицейскими, как правило, становятся обычно те, кто был в школе чмырем, чтобы отыграться за свое унижение, но они его так и не докомпенсируют до старости. Как правило, люди маленького роста – успешны в политике.


НП: То, чем вы занимаетесь сейчас, можно назвать компенсацией того, чего вам не хватало в детстве?


Е.Ч.: Вероятно, да. Может быть, это у меня еще находится где-то в подсознательном. Я не могу сказать, что «Евросеть» компенсировала мой какой-то детский комплекс. Да, это было азартно, это была достаточно заводная вещь. Но я занимался бизнесом из чувства соревновательности и желания естественного развития. Не думаю, что это компенсация детского комплекса.


НП: Если бы у вас была возможность написать себе письмо из настоящего в прошлое – 10-14-летнему подростку, что бы вы написали?


Е.Ч.: Написал бы – работай над произношением и выучи как можно больше английских слов. В 10 лет я бы посоветовал себе больше учиться, а в 14 – у меня было хорошее время. Я не думаю, что я наделал каких-то ошибок в том возрасте.


НП: То есть в 14 лет вы были вполне осознанны?


Е.Ч.: Да, вполне.


НП: Отъезду из России способствовали особенности вашего характера?


Е.Ч.: Если бы я был более сговорчивым, то я бы никуда не уехал вообще и стал бы миллиардером. Чуть ли не до лета 2009 года я бы мог пойти по этому пути, но я его осознанно не выбрал.


НП: Скажите, были ли у вас упущенные возможности в жизни? Если да, то в чем была причина?


Е.Ч.: В робости. Мне надо было более агрессивно в 98-м захватывать магазины. Мы нахватали много, а надо было еще больше. Я руководствуюсь правилом, что лучше жалеть о том, что сделал, нежели о том, чего не сделал. А сделал я много чего – событий хватит на три жизни, а то и больше.


Вот, например, после Нового года мне пришла в голову идея привезти, организовать выступление участников проекта «Гражданин поэт» в Лондоне. Примерно уже через месяц начали продавать билеты, параллельно оформляли бумаги, то есть реализовали проект в сто с чем-то тысяч всего за два месяца. Многие уверены, что в Лондоне – это было самое яркое культурно-политическое событие. Вот еще один приятный штришок в биографии.


НП: Выбор между семьей и работой – это ведь мучительный процесс? Или вы четко знали, что у вас на первом месте, а что на втором?


Е.Ч.: Я мало времени проводил с семьей, отчего она страдала, хотя ее интересы на самом деле первичны.


НП: А с годами ваше отношение поменялось? Чем больше свободы, тем меньше любви?


Е.Ч.: Наоборот, чем больше свободы, тем больше уважения. Если ты позволяешь человеку реализовываться, не навязывая ему своего расписания, где-то даже подбадриваешь. Если человек всерьез увлечен своим любимым делом, то это и вызывает уважение, на котором и строятся настоящие отношения.


Тем не менее, вы берете на себя определенный ряд обязательств. В этом и есть ограничение свободы.


Опять-таки, если взаимное уважение высоко, то люди не навязывают друг другу никаких обременительных обязательств. Это позволяет большую часть времени общаться в позитивном ключе.


НП: А как вы относитесь к позитивной психологии?


Е.Ч.: Конечно, хорошо. Очень хочется, чтобы моя вторая половина жизни прошла под флагом гедонизма. Зачастую это слово понимается превратно в России, как, впрочем, и такие понятия, как «справедливость» или «либеральная демократия». Эти слова изгажены в России негативными примерами. Цель гедонизма же получать от жизни наслаждение и удовольствие. Вот моя компания называется «Гедонизм». Но всевозможные популисты от религии гедонизм ставят в один ряд с грехом и развратом, избыточностью и излишеством.


НП: А что же тогда делать с негативом? Не замечать или даже попытаться уничтожить его в себе? Не лишаем ли мы себя таким образом энергии?


Е.Ч.: Если не будет теней, то мир будет плоский. Человек обязательно переживает перинатальную травму и помнит боль от выпадения первого зуба. Но не надо отрицательный опыт лелеять и возводить в культ.


НП: А что вы делаете со своими отрицательными эмоциями? Как вы с ними работаете – осознаете, вытесняете?


Е.Ч.: Повторюсь, у меня очень здоровая психика, и я благодарен за это родителям и природе. Я представляю, что внутри у меня есть корзина, куда автоматически выбрасывается из моей головы вся негативная информация. Я могу совершенно не помнить о жутких вещах, которые произошли со мной вчера. Они у меня стираются – и все.


НП: Принято считать, что как раз эта «трэшевая» корзина нами подсознательно и управляет.


Е.Ч.: Конечно, это не так. Есть стресс, который ты пережил в молодости. Например, сегодня утром я лежал и вспоминал события, сопоставлял факты и понял, что плохо повел себя с одним человеком, хотя он был совершенно не прав. Но если бы я тогда стал переживать, то понапрасну сжег бы свои нейроны.



МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Дмитрий Шевченко,
ассистент кафедры психологического консультирования, психологической коррекции и психотерапии Московского медико-стоматологического университета

ЕСЛИ ЖИЗНЬ ВДОХНОВЛЯЕТ

Жизнеописание неординарного человека завораживает, будоражит умы, вдохновляет. Образ его мыслей – живая иллюстрация его внутреннего устройства. Вместе с тем любопытно, что подавляющее число известных соотечественников, чем бы они ни занимались и где бы ни находились, на вопрос, как они относятся к психологии, отвечают удивительно однообразно. Заявления в стиле «Психология – для душевнобольных» или, наоборот, «Психология – это я», зачастую забавно сделанные через запятую, – лишнее тому подтверждение. Нет, видимо, иной области человеческого знания, создающей иллюзию врожденной компетентности. В конечном итоге все зависит от обстоятельств. Если жизнь вдохновляет, мы склонны считать себя знатоками себя и человеческих душ, в противном случае – ну что уж здесь говорить.

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Я не напрягаюсь
Я не напрягаюсь

Актер и режиссер Александр Стриженов настолько легок в общении, что кажется, будто в его жизни все так же невесомо и игриво. И что же? Так оно и есть! Но не без постоянной работы над собой...

читать далее

Я – ретранслятор
Я – ретранслятор

Во время интервью актер много шутил, активно двигался, жестикулировал и всем своим видом напоминал эксцентричного бэтменовского Джокера с Малой Бронной.

читать далее

Эдгард Запашный: «Моя любовь - в цирке»
Эдгард Запашный: «Моя любовь - в цирке»

Каково это на самом деле – входить в клетку к тиграм, рассказывает Эдгард Запашный, заслуженный артист России и народный артист РФ.

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
3091 просмотров 0 комментариев
2
0.5
0
подписаться на рубрику:

7091 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога