Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Кому подарочек?

Вся правда о вундеркиндах и их родителях

05.06.2017

Я довольно сложно отношусь к одаренности, если под этим термином понимать способности ребенка к какой-то творческой деятельности выше, чем в среднем по кварталу. Критерии одаренности очень размыты, а соблазнов «вырастить звезду» у родителей в нашей пораженной злокачественным нарциссизмом культуре выше крыши.

Жертвы родительских амбиций

Да, бывает так, что у малыша проявляется абсолютный музыкальный слух или способности к рифмоплетству. Или девочка «балетного сложения». Или мальчишка складывает числа безо всякого обучения и напряжения. Ну и что? Неужели это повод обрекать ребенка на совершенно недетскую жизнь, с надсадной учебой, постоянными тренировками, выступлениями, соревнованиями?

Вы почитайте биографию Моцарта, которого всегда приводят в пример как реализовавшегося вундеркинда. Это просто ужас, кошмар и «куда смотрит ювенальная юстиция?!». Причем папенька его, Леопольд, нисколечко не скрывал своих крайне честолюбивых и меркантильных планов. «Да, – писал он, – маленький Вольфганг поправит мои карьерные и финансовые дела, раз уж Господь наделил его таким замечательным даром». И все мы помним, какую трагическую жизнь прожил Моцарт.

Не будем так высоко забираться, давайте посмотрим просто на детей, в которых родители и педагоги углядели какой-нибудь талант. С трех лет – расписание занятий, постоянная гонка, натаскивание на победу и рекорд, через «не могу», не обращая внимания на реальное самочувствие, их собственные желания и потребности возраста. Потому что и родителям, и педагогам очень лестно и притягательно находиться рядом со «звездой». Честно-честно, вы не представляете, какой это восторг: скромно опустив глаза и даже как бы сокрушаясь, говорить: «Ну, что делать, наградил бог талантливым ребенком, приходится соответствовать, а как же? На соревновании она же первое место легко взяла, значит надо расти дальше».

У меня были в практике такие дети, много. Пианисты, гимнастки, математики, поэты. Обычно это дети с гиперчувствительностью, слегка не от мира сего или слишком включенные в связь с матерью. Вот разве что художников с проблемами не встречала, похоже, им удается отрабатывать свои внутренние конфликты в творчестве. Ну и на сцену их не вытащишь, сидят себе в комнате, рисуют. Так вот, о включенных матерях.

 

В 100 % случаев рядом с вундеркиндом должен быть взрослый, который не реализовал свои амбиции.

 

Иначе никакого вундеркинда не получится, а будет просто мальчик или девочка, который любит писать рассказы, рисовать картинки и двигаться под музыку. И это правильно, это честно.

Одно дело – отвести ребенка в ближайшую к дому студию, чтобы ему там было интересно и весело, куда он сможет ходить сам лет с восьми, где друзья и безопасно, и совсем другое – погрузить его на много лет в жестко конкурентную среду, где постоянная борьба, интриги, страсти. Маме, особенно если она принадлежит к демонстративному типу личности, в этом котле вариться только в удовольствие. Вся эта движуха с конкурсами, выступлениями, костюмами – круто! И ощущение причастности к чему-то великому, важному, настоящему! А что происходит с ребенком в это время? Если это не «девочка-колокольчик», вроде маленькой Наташи Королевой, то он, скорее всего, страдает.

 

Одаренности чрезвычайно редко сопутствует истероидность. Это свойство скорее шизоидных натур, предпочитающих уединение и сосредоточенное творчество любым социальным контактам.

 

Маша – расширитель

Одну такую девочку я наблюдала с трех лет, с того злосчастного момента, как у нее обнаружили абсолютный слух. По нелепому и трагическому стечению обстоятельств в это же время у отца появилась вторая семья. Гордая мать девочки забрала ее «в никуда» и стала лепить из малышки звезду мировой величины. Лучшая подготовительная группа по скрипке. Поступление в музыкальную школу при консерватории. Дополнительные занятия с именитыми педагогами. Все это перемежалось проклятиями в адрес скотины-отца, постоянными причитаниями, что не на что жить (это как раз было правдой, потому что полноценно работать и растить гения невозможно), упреками, что дочка мало и недостаточно усердно занимается.

Девочка занималась по восемь часов ежедневно. Ко мне ее привели с жалобами на энурез, «непонятными» тиками и слезливостью. Десятилетняя девочка могла «внезапно» расплакаться. Еще мама очень раздраженно сетовала, что время от времени Маша себя калечит: то с эскалатора сверзится, то руку дверями прищемит (а это же ее главное богатство!), то сотрясение мозга из школы принесет.

 

Когда рождается ребенок, взрослые думают, что его задача вырасти. Нет, это не так. Смысл его жизни – просто быть ребенком. В природе есть существа, которые живут всего один день. Благо жизни в ее течении, в настоящем моменте. У каждого человека, у каждого из нас есть только «сейчас».

Том Стоппард

 

Я настойчиво рекомендовала снижать нагрузку, мне так же настойчиво объясняли, что это никак невозможно: Маша должна заниматься, иначе… Картина грядущего оглушительного провала была настолько чудовищной, что ее совершенно невозможно было описать словами, приходилось драматически вздымать брови и плечи. Я прикидывалась невъезжающим лаптем и гнула свою линию: у ребенка депрессия, ее надо лечить, забрать из школы как минимум на год, она не тянет нагрузку. Мама упорно отказывалась, тогда Маша расчесала на ноге комариный укус и загремела в больницу с обширным абсцессом аж на месяц. После чего была отправлена к бабушке, в крошечный городок в Приволжье, откуда, видимо, так рвалась в мир ее мать.

За оставшиеся два летних месяца Маша поправилась, появились плюс-минус румяные щеки, блестящие глаза и нормальная детская улыбка. Энурез исчез, так же как и тики. «Бабушка все время ходит за мной, то с молочком, то с компотом, то с оладушкой, днем спать заставляет, я целый день то на реке, то в лесу. К скрипке месяц вообще не прикасалась, как посмотрю на футляр – тошнит. А как тошнить перестало, начала играть», – рассказывала мне Маша перед школой.

 

Все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит.

Антуан де Сент-Экзюпери

 

Но маму было не остановить. Машу вернули в ЦМШ, опять начались экзамены-зачеты, крики и скандалы, все Машины симптомы тоже немедленно встали на законное место… Она закончила ЦМШ, потом консерваторию, потом аспирантуру. Играет в маленьких ансамблях, иногда выступает на конкурсах. Ее зарплата два года назад составляла – вы только не падайте! – полторы тысячи рублей в месяц. Со всеми выступлениями и подработками она выпиливает из скрипки примерно пятнадцать тысяч. Личной жизни нет, хотя девушка очень красивая. Живет с мамой. Ужасно печальная история.

Итог – полное истощение ресурса

Тяжелый, но очень характерный случай, когда ребенок становится «нарциссическим расширением» родителя, инструментом для достижения целей матери, а не своих собственных. Все, чего хотела трехлетняя Маша, – петь в хоре детские песенки, ходить в садик к подружкам, гостить летом у бабушки. В ее картине мира не было мировой сцены, света рампы, дорогих контрактов. Об этом грезила ее мама, яркая, эгоистичная, не слишком чуткая женщина, которая жила в уверенности, что мир ей сильно задолжал. Но своих талантов не хватило, чтобы пробиться на самый верх («Ведь я этого достойна!»), поэтому она присвоила дар дочери, стала его эксплуатировать в лучших традициях захватчиков и оккупантов. До полного истощения ресурса.

Не люблю я матерей-тигриц. Все время хочется сказать: «Уважаемая, иди-ка ты на работу. Там тебе и признание будет, и поле для интриг, и восхищение, и враги полноценные. Оставь ребенка в покое, дай пожить». Но работать – это тяжело, небезопасно, можно столкнуться с обесцениванием и провалом.

 

Лепить из ребенка звезду гораздо проще, на первый взгляд. Только это все равно не заполняет пустоту внутри.

 
 

Мнение эксперта

Дикие индиго

Ольга МИТИНА, кандидат психологических наук В научном мире детей-вундеркиндов делят на три типа: одаренные дети, гении и ребята с синдромом саванта (или савантизмом). Это выдающиеся таланты с отклонением в развитии. Но на смену науке пришла мода на «детей индиго» – «новую расу людей», как определяла их автор термина Нэнси Энн Тэпп. «Природные» индиго, по ее словам, это самобытные творцы, которые сразу рождаются с готовыми знаниями, а потому познавательного интереса не проявляют, не сильно жалуют школу и зачастую ведут себя асоциально, демонстрируя неусидчивость, низкую коммуникабельность, склонность замыкаться в себе.

В этом мифе таится большая опасность: родителям проще признать своего ребенка «индиго», чтобы дать объяснение явным нарушениям в поведении. Недопустимо списывать на «гениальность» неспособность ребенка быть в коллективе, гиперчувствительность, синдром дефицита внимания или другие более серьезные расстройства. Важно понимать, что, если ребенок талантлив или гениален по- настоящему, его способности невозможно будет игнорировать. Просто будьте внимательны к своим детям.

 

Ольга МИТИНА,
кандидат психологических наук

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Безумства и способности
Безумства и способности

Во всех наших безумствах всегда есть доля нашего участия, и, соответственно, всегда актуален вопрос о мотивации такого поведения.

читать далее

Откройте свои таланты!
Откройте свои таланты!

Талант. Нечто неуловимое, малообъяснимое, но превосходное. Их есть у каждого много и разных. Не стоит зацикливаться на рыночной оценке своих достижений…

читать далее

Как откопать таланты
Как откопать таланты

Когда мы слышим «творческая личность», нам представляется если и не гений, то талантливый человек. Но каждый из нас – творец по своей природе и по потребностям.

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
439 просмотров 0 комментариев
2
0.0
0
подписаться на рубрику:

7102 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога