Наша Психология
Сверни мозги в верном направлении

Дети в долг

21.05.2013

«Сынок, я тебя растила, а ты теперь женишься?» «Дети, я вам всю жизнь отдала, а вы…» Как часто звучат такие слова. Не обязательно напрямую – это может быть намек, скрытое послание. И дети, в соответствии с ним, послушно делают то, что хотят родители. Почему? Они считают себя должниками и пытаются долг отдать. Так где же границы этого самого долга перед родителями? Действительно ли ребенок что-то должен? Что именно? И?как он может долг отдать? Об этом нам рассказывает семейный психотерапевт Валентина Москаленко.



ДОСЬЕ

Валентина Москаленко – доктор медицинских наук, профессор, системный семейный психотерапевт, врач психиатр-нарколог, действительный член Профессиональной психотерапевтической лиги.



Когда я слышу про неоплатный долг перед родителями, меня это наводит на разные размышления. Да, иногда бывают проявления черствости и невнимания детей по отношению к взрослым, но проблема эта имеет свои глубокие корни. Если родители выполнили свой собственный родительский долг сполна перед малышом, то подобных упреков, когда ребенок вырастет, просто не будет.


НА ВЕСАХ ВЗАИМООБМЕНА


Родители подарили детям жизнь, но могут ли дети сделать ответный равный подарок? А значит – родить своих родителей? Конечно, нет. Когда родители растят ребенка, они дарят ему огромную любовь, заботу, тепло, внимание, защиту. Ведь человеческий детеныш совсем беспомощен, ни одно животное столько не взрослеет – практически двадцать лет, и все это время родители так или иначе его поддерживают. Если бы в детстве нас не оберегали, не одаривали любовью и защитой, мы бы не выжили. Равноценную отдачу дети дать не могут. И не должны.


Да, родителям часто нужна помощь детей. Но, во-первых, это происходит лишь тогда, когда они стареют. А во-вторых, эта помощь все равно имеет определенные рамки. Представления о беспомощности стариков преувеличены – говорю это как достаточно пожилой человек. И тогда некоторые пожилые родители начинают использовать свой возраст как рычаг давления на ребенка, манипуляцию, словно играя в свою беспомощность, преувеличивая потребность в ребенке. На самом деле им просто нужно внимание, а иногда даже власть над ребенком. Если ребенок делает что-то неугодное родителю (выбирает «не того» супруга, собирается переехать и так далее), родитель начинает себя плохо чувствовать: «Ой, у меня поднимается давление, умираю…» Причем не имеет значения, фактически плохо себя чувствует или только говорит об этом.


И ребенок готов на все, лишь бы родитель не умер, а он, сын или дочь, не стал виновником этого.


Получается, что дети изначально в неравных отношениях между «даю и беру». А эти весы взаимообмена – один из движущих механизмов взаимоотношений. Дети не могут дать родителям жизнь – и не должны. Они родились, чтобы прожить свою собственную жизнь и раскрыть свои таланты, реализовать предназначение. Если дети чувствуют долг – значит они испытывают и чувство вины, не могут жить своей собственной жизнью, раскрывать свои собственные таланты. Они кладут свою жизнь на алтарь служения родителям.


Недавно у меня в терапии была тридцатилетняя женщина, успешная образованная москвичка, у которой не ладится личная жизнь. Ее история такова: мать рассказывала, какие трудные были роды, долгие, мать оказалась измученной, вернулась из роддома больной, а муж не помогал. И мать заявляла: «А ты, дочка, так сильно кричала и не спала ночами, что у меня вообще сил не было!»


Все тридцать лет жизни клиентки мать жаловалась дочери на жизнь. И у дочери была бессознательная вина, ей казалось, что это она вытащила из матери все силы. У матери – типичная психология жертвы, этот жертвенный сценарий передался дочери. И клиентка теперь бессознательно боится родить ребенка, этот страх базируется на рассказе матери о том, какие были трудные роды и как мать измучена. Также клиентка боится выйти замуж, ведь со слов матери отец представляется холодным и беспомощным супругом, так хочется ли ей иметь такого же супруга?


Ко мне как к семейному терапевту поступает много запросов, связанных с нескладывающимися отношениями в любви. Во многих клиентских историях есть общее: в детстве таких людей не было ласковых отношений между родителями, тепла, обмена. Родители не прикасались друг к другу с нежностью, не проявляли заботу. А ведь взаимоотношения родителей становятся для ребенка моделью мира.


«ГЕРОЙ СЕМЬИ» ИЛИ «КОЗЕЛ ОТПУЩЕНИЯ»?


Еще хуже обстоят дела у «детей развода», когда мама плохо говорит о папе, обвиняет его в крушении брака. Но есть и другой вариант негативного сценария, когда родители все же остаются вместе, но живут, как кошка с собакой. И ребенок все это видит. Что же тогда для ребенка лучше?


Для детей лучше всего честность, доверие, отсутствие секретов. Если жизнь невозможна в браке, ребенку нужно это объяснить, спокойно обосновать развод. При этом необходимо все время подчеркивать, что несмотря на то, что папа и мама не будут жить вместе, они остаются навсегда папой и мамой и каждый любит ребенка. Бывших отцов не бывает. Ни отчим, ни мачеха не могут заменить биологических родителей.


Ребенок до десяти лет эгоцентричен и в разводе родителей винит себя. А потому – сознательно и бессознательно старается соединить их. Как он это делает? Возможны два варианта: модель «герой семьи» и модель «козел отпущения». В первом случае ребенок стремится быть самым лучшим, радовать родителей. Во имя семьи он «совершает подвиги». Его неосознанный девиз – «Я принесу в дом столько добрых дел, что атмосфера в семье улучшится».


А вот сценарий «козла отпущения» подразумевает негативную модель поведения у ребенка: плохая учеба, проблемы с поведением, неудачи. Зачем это? Чтобы привлечь к себе внимание и отвлечь родителей от предмета ссор, конфликтов. Скрытый девиз, не осознаваемый ребенком: «Ну, я вам покажу. И перетяну внимание на себя». И тогда родители остаются вместе, чтобы его спасать. Взявшись крепко под руки, о чем давно мечтал сын, родители посещают школу, детскую комнату полиции или наркологическую больницу. Они, наконец-то объединились.


ИДИ СЮДА – ПОШЕЛ ВОН


Если ребенку ничего не говорят о проблемах в семье, он все равно их чувствует, и тогда его тревожность становится еще выше. Как говорил Альфред Хичкок, «ничто так не пугает, как запертая дверь». Неведомая опасность страшнее конкретной. Ребенка лучше ввести в курс дела – языком, доступным ему. Если это не сделать, он может заболеть. И не спрашивайте, почему он заболел. Спрашивайте – зачем. И ответ будет один – чтобы помочь семье. Болезнь ребенка выступает мощным стабилизатором семейных отношений.



МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Татьяна Волкова,
психолог, имидж-консультант

ЛЕТИ, ПТЕНЕЦ, ЛЕТИ!

У родителя любого биологического вида, в том числе и у человека, есть две святые обязанности перед своим детенышем. Первая – это дать малышу безусловные любовь и заботу. И?это понятно – без них он просто не выживет. А вторая обязанность заключается в том, чтобы вовремя «выпихнуть птенца из гнезда». Причем «выпихивание из гнезда» должно инициироваться родителем – он может делать это обдуманно, мягко и аккуратно, помогая подросшему ребенку адаптироваться, вместе обсуждая непростые вопросы. В случаях, когда сепарация происходит по инициативе ребенка, она бывает очень болезненной для обоих. Если родитель понимает, что его задача – не только воспитать «кровинушку» и уберечь чадо от любых невзгод и ненастий, но и помочь ему стать функциональным и самостоятельным человеком, проблемы «неоплатного долга» в отношениях, как правило, не возникает. А период адаптации к взрослой жизни проходит без особых сложностей.



Нужен честный разговор: «У нас не получается, но ты здесь ни при чем. Мы тебя любим, как прежде». Если родители винят друг друга, это травмирует ребенка. Если мать винит отца, девочка решает, что мужчины – источник зла и страданий для женщины. И это ее детское, внушенное матерью впечатление об отце распространяется на всю мужскую часть человечества. От мужчин ожидается подвох, и он часто оправдывается. «Иди сюда – пошел вон» – такое двойное послание будет транслировать девушка миру, выражая потребность в мужчинах и страх их. У нее нет доверия к мужчинам, а отношений без доверия не бывает.


По мере накопления жизненного опыта, возможно, все станет на свои места. Но кто знает, сколько придется до этого сделать ошибок и испытать страданий? Есть такая присказка: «Жизнь – хороший психотерапевт, только дорого берет».


Но мир ведь не ограничивается родительской семьей. Можно ориентироваться и на другие модели, даже – осознанно их выбирать. Находить книги, фильмы, в которых описывается модель отношений, оптимальная для вас. Есть соседи, родственники, коллеги, просто – знакомые, с более благополучными моделями отношений. У них можно учиться, причем осознанно.


Если у ребенка сформировалось негативное отношение к миру и отсутствовали здоровые модели семьи, то в долгу перед детьми оказываются родители. Не надо впадать в противоположную крайность и обвинять родителей. Они сами воспитывались в не очень здоровых семьях.


ВЕРТИКАЛЬ ПРИНЯТИЯ


Мы отдаем долг родителям, заводя детей и любя их. А отцу и матери надо просто сказать «спасибо»… и принять их. Тот, кто выбирает ненависть к родителям, – незрелый человек, инфантильный, он погружен в свои переживания, не слышит объяснений. Вне зависимости от паспортного возраста внутренне это трехлетний обиженный ребенок. Он не готов принять то, что и мама – живой человек со своей биографией, возможно тоже «недолюбленный». Мама представляется незрелой взрослой дочери всемогущей. То же верно и относительно отца.


И пока клиент упорно держится за свою обиду и не хочет понимать и прощать, психологи бессильны. Чтобы жизнь была успешной, нужно ладить с родителями. А чтобы складывались отношения в браке, нужно принять род партнера, перестать конкурировать, выяснять, чья мама вкуснее печет пирожки, насмехаться над тещей или свекровью. Принятие своей семьи в широком смысле слова важно для личного счастья.


Мысль о неоплатном долге вредна и иллюзорна. Чувства долга, вины, стыда мешают счастливой жизни. Есть такое правило социальной гигиены: первый долг – перед партнером, а родители – на втором месте. Поэтому нельзя выбирать, кто важнее для мужчины – мама или жена. Долг первого порядка – супружеская семья, а родительская – на втором месте.


Надо исключить оценивание и обвинение в семье, упоминания о долге. Есть благодарности и комплименты, почитание. Именно через почитание родителей мы отдаем им долг. Не нужно приносить свою жизнь в жертву. Долг можно отдавать здоровым образом.

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

«О личном не говорю никогда»
«О личном не говорю никогда»

Актриса Нонна Гришаева рассказала издателю журнала «Наша Психология» об интуиции, исповеди, гаджетах и воспитании детей.

читать далее

Дитятко на чемодане
Дитятко на чемодане

Когда ребенок вырастает, приходит время его отделения от родителей. Это процесс болезненный для обеих сторон, но при этом естественный и здоровый.

читать далее

Семья по…
Семья по…

Что же такое «нормальная семья» с точки зрения распределения власти? Какие нормы в других странах, чем мы отличаемся от американцев или французов?

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
6373 просмотров 0 комментариев
1
3.0
0
подписаться на рубрику:

7101 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога