Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Эмансипированная Дюймовочка и другие сказки

01.12.2008

Когда я была маленькой, папа часто повторял старую присказку «Сказка — ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок» — и многозначительно добавлял: «И девицам тоже». Сейчас уже ни для кого не станет открытием, что сказка — это не просто выдумка или фантазия, а — пусть и украшенное метафорой — отражение реальности, окружающей автора. Меняются времена — меняются и сказки. Хотя излюбленные сюжеты, разумеется, живут в веках…


«Все написанное мужчинами о женщинах должно быть подвергнуто сомнению, ибо мужчина — одновременно и судья, и одна из тяжущихся сторон», — писал Пулен де ля Барр, сторонник женского равноправия и автор эссе «О равенстве обоих полов», вышедшего в 1673 году, задолго до того, как возник термин «феминизм» и во всеуслышание стал обсуждаться «женский вопрос». Тогда его труд не произвел революции, и женщина по-прежнему полностью зависела от мужчины — сначала отца, потом мужа. «Девочек с ранних лет готовили к жертвоприношению ради мужчины и детей, — добавляет психолог Ольга Маховская. — Непокорность наказывалась самым жестоким образом».


МОЛЧИ, ЖЕНЩИНА


Давайте вспомним детскую сказку «Красную Шапочку». В отличие от всем известного счастливого финала, где доблестные дровосеки спасают чудом уцелевших в желудке коварного хищника девочку и ее бабушку, в оригинальной, «взрослой» версии Шарль Перро не помогает своим героиням и оставляет сытого волка в покое. Более того, завершается сказка нравоучением: подобно этой наивной девочке некоторые юные барышни излишне доверчивы в отношении мужчин и зачастую готовы отдаться в лапы волка-соблазнителя, что непременно погубит и ее саму, и ее семью. Девушка с такой репутацией и впрямь оказывалась будто в брюхе ненасытного зверя — опозоренная и лишенная выхода в свет, она на такую же судьбу обрекала и своих близких. Между тем соблазнителю подобная история лишь придавала очарования в глазах новых жертв и более искушенных дам. Мужчина волен развлекаться, как ему угодно, — общество все равно примет его. Женщина же обязана хранить целомудрие, если хочет оставаться угодной обществу.


«Сказки придумывали мужчины, — продолжает Ольга Маховская, — для которых и по сей день главная, почти физиологическая проблема — как удержать женщину. Физиологическая, потому что, например, это единственный способ контролировать свое потомство. Женщина всегда знает, что она рожает своего ребенка, мужчина может только контролировать контакты своей партнерши». Например, запереть ее в башне, обрекая на вечный сон, как Спящую красавицу. Все, что она теперь может — лишь покорно ждать, когда принц соблаговолит избавить ее от уединенного оцепенения и своим «волшебным» поцелуем вернуть к жизни.


Без мужчины женщина практически ничто, порой даже в собственной семье. Вспомним Золушку. Единственным ее защитником был слабохарактерный отец, оказавшийся под каблуком у своей новой жены. Зато Золушка — угнетаемая в собственной семье, но терпеливо сносящая все насмешки и издевательства — получает в мужья сказочного принца. Хотя тот и не взглянул бы на нее, встреть он ее в рваном платье и чумазую. Она привлекла его, когда явилась на бал в роскошном платье, грациозная и сияющая. Вот он, идеал женщины того времени — блистательная светская дама, молча сносящая обиды и послушная своему «хозяину». Любое отклонение от идеала — и не быть девушке принцессой, не танцевать с принцем, и уж тем более никакого переезда в сказочный замок.


СТЕРЕОТИПЫ ОСТАЮТСЯ — ЖЕНЩИНЫ МЕНЯЮТСЯ


«Вслед за известным культурологом Юрием Лотманом выделяют три типа женщин: несчастные — живут без всякой надежды на счастье, даже обходят его сторо-ной, с низкой самооценкой и готовностью выйти замуж за первого встречного, стоит тому только наврать с три короба, считают, что это судьба; богемные красотки — видят смысл в замужестве, причем статусном, готовы поработать для этого, но в основном над своей внешностью или развивая интриги; женщины-героини — гиперответственные женщины, заботятся о всех, сильные натуры, из тех, кто «коня… и в избу…», никогда никого не бросают, работают, сколько надо для высших целей, себе ничего не просят, — поясняет Ольга Маховская. — Золушка, падчерица из «Двенадцати месяцев», Спящая царевна относятся к первому типу. Им просто выдали приз за жертвенность и терпение. Мораль: будешь слушаться, приносить себя в жертву — тебя вознаградят».


Что касается вторых… В сказках им редко везет, хотя, до того как «добро победит зло», они все-таки успевают насладиться статусом и властью, которая к нему прилагается. Но, само собой, в противовес им всегда выступает очередная робкая девушка или, что уже интереснее, тот самый третий тип, готовые принять на себя все горести мира ради спасения родных и близких — например, бесстрашная в своей преданности Герда, не побоявшаяся противостоять могущественной Снежной королеве.


Кстати, о Снежной королеве и ее могуществе. Эта властная и безжалостная дама вовсю пользовалась своим более чем высоким положением в обществе. Пока среднестатистические жены пусть и более чем обеспеченных мужей «прогибались» под общественные порядки, монархи наслаждались маленькими бонусами своего великолепия. Снежная королева могла позволить себе завести мальчика-пажа для адюльтера, который выполнял бы все ее капризы. Причем эта роковая женщина не отягощала себя моралью и с ловкостью паучихи заманивала в свои сети ничего не подозревающих каев, разлучая их с ненаглядными гердами — окружение простит ей эту слабость, потому что здесь велико влияние и ее авторитета, и ее денег.


Но и Герда не так проста. Близкая по характеру всем «идеальным» женским персонажам, она не соглашается на молчаливое ожидание, а борется за своего мужчину и то, что ей дорого. Более того — ей это удается! И все же заледеневшее сердце Кая растопила ее женская слабость, а не решительность и смелость.


Есть в этой сказке еще один женский персонаж — ее, пожалуй, можно даже окрестить радикальной феминисткой. Маленькая разбойница — пацанка, властная, авторитарная, полностью копирующая мужскую модель поведения, даже выбравшая себе агрессивную «мужскую профессию». Причем если Герда не демонстрирует силу явно, а проявляет ее только в моменты необходимости, то для Разбойницы сила решает все. Первое время она даже, подобно мужчинам, запирает свою новую подругу, чтобы та не сбежала. При этом нельзя сказать, что она отрицательный герой — ей свойственны и благородные порывы, и забота о ближнем. Стоит заменить Разбойницу на мужской персонаж — и перед нами благородный разбойник, вполне симпатичный герой. Разбойница же воспринимается менее однозначно — именно в силу ее пола. Это поведенческое «недоразумение» упоминает и Симона де Бовуар, автор книги «Второй пол», которую называли библией феминизма: «Гегель считает, что два пола должны быть различными: один — активный, другой — пассивный, и само собой разумеется, что пассивность достается в удел женскому полу».


ЖЕНЩИНА — КУЗНЕЦ СВОЕГО СЧАСТЬЯ


Но быть свободной от гендерных предрассудков вовсе не означает сделаться мужчиной в юбке. Чуть ли не самая эмансипированная героиня сказок, как ни странно, хрупкая и женственная Дюймовочка. Это нежное создание не только отважилось покинуть отчий дом — она упорно противостоит нормам, которые навязывает ей эпоха. Так, она не пошла на поводу у жабы, сватающей ей своего сына, избежав первого нежеланного брака. Пережила не очень удачный роман с жуком — несмотря на взаимную симпатию. Новый жених оказался менее «социально продвинутым» и отказался от «неподходящей партии», чтобы не уронить себя в глазах друзей и знакомых. Стараниями старой благодетельницы мыши (почти крестная-фея) Дюймовочка едва не оказалась замужем за состоятельным и надежным кротом. Но и тут маленькая героиня не пожелала смириться — зачем ей все эти богатства, если жить придется в норе, лишившись радости видеть солнце? Материальное благополучие в «золотой клетке»? Спасибо, нет. Дюймовочка опять сбегает. И наконец она нашла себя, приятное ей окружение, место, где она чувствует себя дома. Здесь же она встречает своего прекрасного принца, за которого выходит замуж — причем не ради статуса, а потому, что наконец встретила того, кто разделяет ее взгляд на жизнь и близок ей по духу. Очень символично, что в конце сказки Дюймовочке дарят крылья как у стрекозы — она немного легкомысленна, не всегда ответственна, но она, как никакая другая героиня сказок, свободна и независима.


По похожему пути пыталась пойти и Русалочка, отказавшаяся от родительского дома во имя того, что ей важно и дорого. Ради спасенного ею принца, который своей красотой и предсмертной беспомощностью покорил ее сердце (вполне, кстати, в духе принцев, спасающих спящих красавиц), она принимает отчаянное решение пойти на сделку с морской ведьмой. Можно было бы причислить Русалочку к классическим страдалицам, но она (в отличие от той же Золушки, которая страдает только потому, что ей так на роду написано) осведомлена о риске и все же предпочитает действовать, а не ждать у моря погоды в надежде, что однажды принц снова замаячит на горизонте уже в поисках ее, прекрасной. Как опять-таки у Бовуар: «Женщина воспринимает себя как несущественное, которому никогда не превратиться в существенное потому лишь, что она сама не осуществляет это превращение». По такому принципу жили Золушка, Спящая красавица, Белоснежка… Но Русалочка сознательно делает свой выбор, меняет ход событий, попадает в окружение любимого мужчины и даже завоевывает его симпатию, но… женится он на другой. Что ж, так бывает — не всякий риск приводит к выигрышу. Важнее сам факт выбора — женщина наконец-то принимает прямое участие в собственной судьбе. Правда, не всем везет, как Дюймовочке.


МОРАЛЬ СЕЙ БАСНИ ТАКОВА


«В сказках представлен очень широкий спектр женских ролей. Одна героиня сидит себе в тереме и ждет, пока добрый молодец ее вызволит. Другая сама избавляет любимого мужчину от напастей, пользуясь своим волшебством. Кто-то ждет, что ее рассмешат, а кто-то хочет устроить пир, наткать полотна, рожать богатырей... — размышляет психолог Илья Шабшин. — А «рецепт счастья» Дюймовочки — найти себя, свое место и то, что ей близко и нужно, — прекрасно годится для каждого человека».


Конечно, как говорит Илья Шабшин, «сказка — не «инструкция» женщине, как она должна жить и взаимодействовать с мужчинами». Хотя бы потому, что, кроме прочего, «сказка — это и те варианты судьбы, которым нет места в жесткой реальности, и фантазирование». И далеко не каждой тихой Золушке достанется прекрасный принц, хотя, как ни странно, именно эту историю долгие годы продолжают тиражировать и перекладывать на разный манер. Видимо, женщине по-прежнему хочется быть прекрасной и замужем за благородным богатым принцем, а мужчине — чтобы его Золушка была очаровательной и покорной… Времена меняются — стереотипы остаются… Но, с другой стороны, в наше время любая Золушка вольна отправиться на поиски своих стрекозьих крылышек.


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА
Инга Адмиральская,
психолог
ВЫБОР ЕСТЬ!
Действительно, вечный сюжет про Золушку активно эксплуатируется и по сей день, однако в современной женской сказке уже лет десять присутствует и другой сюжет: молодая женщина, которая отправляется на край света (или с края света) на поиски мечты. Это образ self-made woman — женщины, которая «сама себя сделала». Конечно, на ее пути появляется коварный мужчина, добрая крестная, вероломная подруга и верный друг, но факт остается фактом, такой сюжет прочно занял свою нишу, особенно в жанре телевизионного сериала. Что интересно — в средневековых сказках всех народов «счастья пытать» отправлялся младший сын, юноша. Теперь же роль «кузнеца своего счастья» закрепилась и за девушками. Жаль, что у слова «кузнец» нет женского рода.

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Двое в лодке, не считая зарплаты
Двое в лодке, не считая зарплаты

В нашей традиции считается «правильным», если мужчина обеспечивает семью. Все меняется, если карьера жены идет в гору, а его остается на месте в совокупности с не слишком большой зарплатой.

читать далее

Она – это мужчина?
Она – это мужчина?

Кандидат психологических наук, проректор Московской высшей школы социальных и экономических наук Борис Шапиро рассказал «Нашей Психологии», что Россия продолжает оставаться обществом для мужчин.

читать далее

Из домохозяйки в хозяйку дома
Из домохозяйки в хозяйку дома

Имидж домохозяйки – заботливой, добросовестной, хозяйственной женщины – стал в современном понимании показателем невозможности реализоваться, череды неудач, непривлекательности.

читать далее

Комментарии:

Minna, 20.08.2013 15:18:47
Интересно было почитать, я тоже не думала о некоторых описанных сказках в таком ракурсе. Хотя все эти деления женщин на "золушек", "василис" и т.д. уже ,честно говоря, сильно надоели. Всё же иногда сказка - это просто сказка.
Инга Мовсесян, 06.07.2011 02:30:32
Интересная трактовка сказок, мне бы никогда в голову не пришло бы так интерпритировать сказки. Ну может с Золушкой и соглашусь, а вот Дюймовочка, я думаю, с удовольствием осталась бы замужем за жука, если б тот захотел. Дюймовочка - как раз таки яркий пример пустой и никчемной девушки, нуждающейся ...
2 из 4
Смотреть еще комментарии

Тэги:

Рейтинг
14515 просмотров 4 комментариев
2
111.6
4
подписаться на рубрику:

7102 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога