Наша Психология
Задушевное здоровье: задумайся заранее

Фактор риска

01.07.2009

Почему люди рискуют там, где это не обязательно? Чем отличаются «экстремалы» (офисные клерки, прыгающие с парашютом) от людей, выбравших экстремальные профессии (альпинистов и монтажников)? Почему мы легко проходим канату, лежащему на полу, с каната, натянутого в воздухе?

СТРЕМЛЕНИЕ К УСПЕХУ И ИЗБЕГАНИЕ НЕУДАЧИ

Первая модель разработана американским психологом Джоном Аткинсоном и описывает базовые мотивации личности: стремление к успеху и избегание неудачи. Для изучения мотивации в психологической лаборатории моделируется следующая ситуация: человек решает задачи и после каждого решения сам выбирает уровень сложности следующей задачи. Как таковой угрозы опасности для участника эксперимента нет, но некоторые участники все равно выбирают самые сложные задачи. Другие участники выбирают самые легкие задачи, а примерно половина — «средние» задачи. По результатам исследования все участники могут быть разделены на две группы. Почему только на две? Куда делись те, кто выбирал простые задачи? Дело в том, что по своим личностным особенностям те, кто выбирает простые задачи, совпадают с теми, кто выбирает самые сложные задачи!

Группа участников, решающих «средние» задачи, имеет устойчивую мотивацию достижения успеха. Эти люди реалистически оценивают свои способности и претендуют на ту степень сложности задачи, которая им действительно под силу. Участники с минимальными и максимальными по сложности выборами действуют иначе — они стремятся не достигнуть успеха, а избежать неудачи. Выбор слишком легкой задачи гарантирует успех, а выбор слишком трудной — снимает с человека ответственность за ее успешное решение.

Трудная задача — это задача экстремальная: побороть себя, рискнуть. Казалось бы, экстремалы должны быть бесстрашными, а они, наоборот, боятся неудачи. Почему они идут на риск? Это объясняет вторая модель.

ВЗРОСЛОЕ «НАДО» И ДЕТСКОЕ «ХОЧУ»

Эта модель разработана в русле транзактного анализа и связана с особенностями детско-родительских отношений. Согласно этому подходу, наше «Я» имеет три состояния: Родитель, Взрослый и Дитя. Каждый человек в определенных ситуациях может переходить из одного состояния в другое.

В состоянии «Родитель» мы ведем себя, рассуждаем и реагируем так же, как наши родители. Мы несем в себе отпечаток родителей и людей, которые их заменяли, и периодически «подключаемся» к нему.

Состояние «Дитя» включает в себя впечатления, привычки, образ действий ранних лет, и в любой момент наше внутреннее дитя может активизироваться и заявить о себе.

Состояние «Взрослый» позволяет нам объективно оценивать информацию и принимать взвешенные адекватные решения.

Все три состояния могут друг с другом конфронтировать или, наоборот, выступать заодно. Во время принятия решения эти состояния взаимодействуют и влияют на конечный результат.
 

Формула принятия риска:

Уровень трудности = (Взрослый > Родитель) > Дитя

Это означает, что при выборе трудности (а значит, и выборе риска) Взрослый опирается на Родителя и они вместе опираются на Дитя.

Есть два варианта ситуации, в которой Родитель и Дитя заодно. Первый вариант таков: Взрослый притязает на высокий уровень трудности, Родитель говорит ему: «Ты справишься», а Дитя мечтает о такой трудности.

Второй вариант: Взрослый притязает на высокий уровень трудности, Родитель говорит ему: «Не надо бы тебе особенно рисковать — опасно, ты не должен», а Дитя говорит: «Да, папа, я не буду, я боюсь».

Оба варианта взаимодействия Дитя и Родителя создают Взрослому возможность рационально оценить условия и выбрать наиболее адекватное решение. Взрослый может трезво мыслить оттого, что между его внутренним Родителем и Дитя нет противоречия, нет конфликта.

Люди, у которых Дитя и Родитель заодно (дают Взрослому необходимую опору, одобрение и желание), выбирают уровень трудности задачи чуть выше среднего (около 62% из 100% возможных). Это — люди-рационалисты. Они способны определить адекватный, посильный уровень притязаний и получают желаемые результаты. А что происходит с людьми, у которых Взрослый и Дитя противоречат друг другу?

Если Дитя конфликтует с Родителем, спорит с ним, Взрослый выбирает задачи либо самого высокого уровня, либо самого низкого. Высокую трудность выберет тот, у кого Родитель говорит: «Нельзя, опасно!», а Дитя говорит: «Хочу!» Низкую трудность выберет тот человек, у которого Родитель говорит: «Ты должен!», а Дитя кричит: «Не хочу!»

Особо нужно обговорить ситуацию, в которой Взрослый и Родитель заодно и вместе наседают на Дитя. Взрослый хочет достичь высот, Родитель говорит: «Надо!», а Дитя не хочет этим заниматься! Такой человек переживает внутренние боевые действия, испытывает мучения, но не сдвигается с мертвой точки!

В какой момент Дитя, Родитель и Взрослый проигрывают свои роли в ситуации принятия риска? Для ответа на этот вопрос нужно подняться от биологических основ нашего поведения к культурным традициям и особенностям.

Принимая решение в ситуации опасности, человек проходит несколько этапов.

Первый этап — биологический. После оценки ситуации происходит краткая борьба между оборонительным и ориентировочным рефлексами. Победа оборонительного рефлекса приводит к наиболее безопасному поведению. В случае если ориентировочный рефлекс побеждает, человек переходит на уровень индивидуального опыта.

Если в опыте человека преобладало переживание невозможности достижения цели, движение дальше невозможно. Если в опыте преобладал катарсис (радостное переживание эмоциональной разгрузки), то человек принимает решение уже на культурном уровне. Здесь между собой борются установки на осторожность (например, в Японии есть пословица: «Прежде чем дать подзатыльник, посмотри, чей затылок») и установки на риск (французская пословица: «Риск — дело благородное»).

Человек переживает и доказывает себе свободу выбора, мысленно проигрывает оба варианта развития событий — осторожный и рискованный. И, внимание, на сцену выходит Дитя.

Если Дитя и Родитель заодно — человек выбирает рациональный и прагматичный вариант развития событий. Если Родитель и Дитя находятся в ссоре — с высокой вероятностью будет выбран экстремальный вариант развития событий.

Можно ли помочь человеку, у которого Дитя и Родитель находятся в ссоре?

Транзактный анализ позволяет разрешить внутренние конфликты: прояснить и согласовать позицию Родителя, желания Дитя и стремления Взрослого. А когда Дитя и Родитель заодно — человек становится рациональным и адекватным. Рискует ли он после этого? Редко и только для пользы дела (или для собственного удовольствия).

 

ЖИЗНЬ КАК ТРЕНИНГ
Михаил Кравченко,
президент группы компаний «Фабрики Мебели 8 Марта»

В повседневной жизни наше восприятие несколько притупляется, и ты становишься заложником рутинных дел, и вот уже год летит как день. Чтобы «освежить» свое восприятие мира, стоит выйти «за грань привычного». Именно выход «за рамки» и позволяет нам развиваться и совершенствоваться как личности. Поэтому я люблю путешествовать не привычными туристическими маршрутами, а «затерянными тропами».
Так, я с друзьями дважды ездил в Папуа Новую Гвинею, в те дикие племена, которые живут «за красной чертой». Это районы, фактически неподвластные контролю правительства. Сами местные очень неохотно сопровождают других в племена каннибалов. Папуасы чувствуют человека без слов – храбрый ты или нет, добрый или злой, открытый или «бука». И всегда в компании из нескольких человек определяют для себя, кто здесь «вождь». В племенах папуасы вождем считали меня. А это большая ответственность. Я и в повседневной жизни руководитель, но здесь, в джунглях, нет привычных «страховок», наработанных навыков. Живя в племени мы вместе с местными ходили на охоту, добывали крахмал, готовили пищу. На третий день уже не воспринимаешь жизнь в племени как нечто экстремальное.
Если есть жажда жизни, то пустоты в глазах не будет.

 

РИСК ПРАГМАТИЧЕСКИЙ И БЕСКОРЫСТНЫЙ
С одной стороны, склонность к риску — это великий двигатель прогресса, с другой стороны — это фактор опасности.
Риск как прагматическая тенденция (заработать деньги, показать свои умения, получить какую-либо выгоду от рискованного поступка) сильно отличается от риска ради риска, не содержащего в себе никаких преимуществ. Человек, делающий риск своей профессией, совершенно иначе ведет себя в экстремальных ситуациях: у него есть система страховки, он не «лезет на рожон» зря и тщательно готовит каждый свой шаг. Риск «корыстный» не содержит в себе того волнения, ощущения опасности и «хождения по краю». Наоборот, экстремал-профессионал адаптирован к риску и воспринимает его не как самоцель, а как особенность профессии. Однако здесь есть опасность: хорошая техническая подготовленность и адаптированность к риску со временем ведет к снижению осторожности.

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Откуда берется агрессия
Откуда берется агрессия

Каждый человек хоть раз в жизни сталкивался с агрессией. Чаще всего мы объясняем это недостатком культуры и воспитания. Но не все так просто…

читать далее

Партнеры по конфликту
Партнеры по конфликту

Если споры в вашей паре или в коллективе давно уже ни к чему не приводят, проблемы решить так и не удается, возможно пора обратиться к медиатору.

читать далее

Прыжок без парашюта
Прыжок без парашюта

Самое экстремальное, что я видел в жизни, – прыжок из самолета без парашюта. В действительности же за подобной «безбашенностью» стоит серьезная работа.

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
5271 просмотров 0 комментариев
2
3.5
0
подписаться на рубрику:

7136 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога