Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Смешной парадокс

01.04.2008

На протяжении столетий в первый день апреля шутники не упускают случая посмеяться над ближними. Чтобы, если розыгрыш удался, с восторгом прокричать: «С первым апреля!» Впрочем, если шутка не удалась — еще забавней! Почему покатываются от смеха те, кто разыгрывает, а вовсе не те, кому эта шутка предназначалась? Прав ли был Аристотель, полагавший, что из всех живых существ юмор присущ только человеку, и отчего далеко не все смеются, когда в эфире идет «Аншлаг»?


Угрызения совести


Юмористы — самые печальные люди на свете. Так утверждал мой коллега, ведущий раздела смеха в одном серьезном издании. Особенно он напирал на эту мысль, когда главный редактор, не щадя чувств творца по отношению к творениям, а в нашем случае — анекдотам с полосы, предшествующей кроссворду, утверждал: «А вот это, Вася, не смешно!» Как водится, первого апреля незадачливый остряк попытался «разбавить скучный раздел искрометной шуткой» по поводу… чувства прекрасного самого главреда. И наконец-то попал! Ухахатывались все, кроме адресата: тот просто побагровел от ярости. Чтобы не вдаваться в подробности дальнейшего развития событий, обратимся к древним. Они, кстати, относились к юмору с определенной долей недоверия.


«Это инструмент соблазна, оружие, которое может быть убийственным», — предостерегал Цицерон. Его предшественник Платон и вовсе осуждал «гримасу безобразия», недостойную свободных людей, поскольку, по его мнению, она предполагала потерю самоконтроля.


«Юмор — это подарок нашей природы, — утверждает психотерапевт Борис Новодержкин.— Понимать шутки — значит ладить с окружающими. Просто его социальные функции могут быть очень разными: с одной стороны, он помогает заводить союзников и сплачивает социальную группу, с другой — может выполнять довольно жестокую функцию, становясь средством отторжения чужаков. Будучи одним из самых парадоксальных явлений, на физиологическом уровне смех представляет собой диффузную разрядку. Смеху практически всегда предшествует напряжение».


«Страх быть осмеянным — одна из самых сильных фобий человека, — развивает мысль гештальт-психолог Денис Новиков, — ведь быть смешным — значит быть нелепым, то есть делать что-то не совсем адекватное с таким видом, будто это нормально.


Довольно часто у тех, кто становится объектом насмешек, нарушены механизмы самовосприятия, они бывают социально наивными или попросту не обладают опытом».


По мнению психологов, у тех, кто любит посмеяться над кем-то, обострено чувство страха и неуверенности в собственной адекватности. Ведь что-то смешное можно отыскать в каждом из нас, и, когда люди смеются над чужой неловкостью, они подсознательно проецируют на объект насмешек свои собственные переживания.


УНИВЕРСАЛЬНАЯ ВАКЦИНА
20 минут смеха в день — средство защитить себя от болезней и поддержать сердце в хорошей форме. Это утверждение стало популярным на всей планете, и «клубы смеха», возникшие в 1995 году в Индии по инициативе врача Маданы Катарии, появились даже во французской Швейцарии. Идея о том, что смех полезен для здоровья, не нова: она известна еще со времен античности. Но до сих пор она основывалась исключительно на здравом смысле и не могла сопротивляться нравоучениям врагов хохота. Сегодня наука подтвердила правоту интуиции древних. Со смеха сняты все подозрения: он прочно занесен в лагерь Добра.


Как не быть смешным?


На самом деле в глупой ситуации может оказаться каждый из нас. А чтобы стать «заговоренным» от грозного оружия осмеяния, психологи советуют научиться смеяться… над собой!


«Если человек выставил себя в дурацком свете, скажем неудачно пошутил, и сразу сообразил, как ситуацию обыграть, — это ему только в плюс, — говорит Борис Новодержкин. — Прием “Какую глупость я сказал” работает безотказно как в многомиллионной аудитории телезрителей, так и в узкой компании, где все свои. Любая шутка имеет под собой самоиронию. Вы только предполагаете, что вас оценят, но не вправе требовать этого от окружающих».


Человек, способный посмеяться над «святая святых» — самим собой, априори обладает устойчивой самооценкой, причем настолько, что может позволить себе не поддерживать иллюзию собственного величия…


Высокое искусство


Современные ученые исправили «оплошность» Аристотеля, наделившего гордым званием homo sapiens нашего с вами красномордого соседа, из года в год берущегося утверждать, будто «у вас вся спина белая», и доказали доступность юмора животным. Голландец Ян Ван Хофф, большой знаток гиббонов, пришел к выводу, что, когда обезьяна показывает зубы, она вовсе не злится. Ведь оскал — не более чем ритуализированная мина, которую животное принимает, когда дерется не всерьез. Иначе говоря, смех, как форма зашифрованного поведения, призван всего лишь «снять» двусмысленность: это социальная игра, помогающая поддерживать неустойчивое равновесие между напряжением и демонстрацией миролюбия…


«Обладать чувством юмора — значит владеть высоким искусством, — продолжает Денис Новиков. — Когда про кого-то говорят, что этот человек остроумен, считайте, ему ставят высший балл. Наличие чувства юмора демонстрирует глубину и разносторонность человеческой натуры. Ведь в смехе представлены два пласта: это внешняя, возможно, напряженная или даже болезненная тема и ее “авторское прочтение”, осознание, которое показывает безграничность наших чувств».


Неудачная шутка может разрушить имидж похуже, чем дырявые носки или грязные ногти. Ведь он становится маркером убожества личностного содержания, непонимания и неумения ориентироваться в ситуации…


«Когда мы говорим, что вон тот тупой субъект не понимает шуток, мы имеем в виду, что он не смеется над нашими хорошими шутками, а смеется над их дебильными, — говорит Борис Новодержкин. — Юмор, как и любое другое искусство, не существует вне контекста. Вот последний анекдот от телевизионщиков:


Константин Эрнст попал на тот свет. Хочет, конечно, в рай, а его не пускают. Он спрашивает апостола Петра: “Почему?” Тот отвечает: “Не формат!”


В принципе темой для юмора может быть все что угодно. Смеяться над религией или смертью, казалось бы, кощунственно. Но ведь смеются… Обычно это анекдоты-перевертыши.


Сидят два близнеца в утробе матери. Один другого спрашивает:

— А есть ли жизнь после рождения?

Тот насупился:

— Не знаю. Оттуда еще никто не возвращался».


По мнению Бориса Новодержкина, людей, напрочь лишенных чувства юмора, не существует. Просто у каждого оно свое: «Юмор дан человеку в качестве паузы, возможности отойти в сторону от того, что происходит с ним сейчас»…


Как прослыть острословом


Как и любое искусство, юмор с трудом раскладывается на схемы. Существует теория, что в начале анекдота описываются привычные установки, а потом они разрушаются. Но сама по себе неожиданность — это еще не юмор. Поскольку смех — «отработка » сокровенных чувств и переживаний, во многом успех шутки зависит и степени табуированности явления, лежащего в его основе. Так, среди аншлаговской аудитории, а это в основном люди среднего возраста, тема секса до некоторой степени табуирована. Интеллектуалам, как правило, не смешно — просто потому, что тема секса и адюльтеров не запрещена.


В здоровом теле — здоровый смех


Безусловно, юмор — один из лучших способов эмоциональной разрядки. Он может скрывать чувство стыда и неловкости, может применяться в качестве инструмента психотерапии, чтобы обесценить сверхзначимые переживания пациента, но все же главное его предназначение — поделиться чувствами, продемонстрировать дружелюбие, внимание и теплоту.


«Как физиологическая реакция смех относится к оргастическим формам разрядки, наряду с оргазмом, рыданиями, дефекацией и уринацией, — объясняет Борис Новодержкин. — Смех очень важен: он позволяет сбрасывать напряжение — и, если человек в силу каких-то причин никогда не позволяет себе смеяться, он с большой долей вероятности заполучит психосоматические заболевания».

То, что смех оказывает благотворное воздействие на организм, доказывают случаи исцеления, казалось бы, безнадежных больных.
Так, например, американский журналист Норман Кузинс, узнав, что страдает неизлечимой формой заболевания суставов, решил, что не будет ожидать окончания своих дней в безрадостной больничной обстановке, а проведет остаток жизни как можно веселее. Он прописал себе ежедневные дозы безудержного смеха, читая юмористов, просматривая фильмы братьев Маркс и ленты, снятые скрытой камерой. В первое время безумный смех заменял ему морфин, заглушая боли. И постепенно он выздоровел! Кузинс умер в возрасте восьмидесяти четырех лет, будучи почетным президентом медицинского общества Коннектикута и доктором Йельского университета. Его уникальный опыт лег в основу целого научного направления — дисциплины психонейроиммунологии, которая изучает взаимодействие между мозгом, эндокринной и иммунной системой.


Как сделать из обезьяны человека


Экстравагантную теорию об участии смеха в происхождении человека разработал американский эволюционист Джеймс Э. Кэрон. В статье, опубликованной в The International Journal of Humor Research, он пишет, что именно смех сыграл адаптивную роль в эволюции: «Те индивиды из числа наших предков, которые умели изображать на лице улыбку или производить звуки, характеризуемые как смех, обладали адаптивным преимуществом: улыбка и смех увеличивают шансы человека на выживание».


15 МИН. СМЕХА = 10 МИН. ХОДЬБЫ
«Если ежедневно смеяться по 15 минут, то в течение года можно сбросить до двух килограммов», — утверждает исследователь Масиеж Бачовски. Возглавляемая им группа ученых установила, что смех заставляет быстрее биться сердце и работать некоторые группы мышц, благодаря чему расходуется почти столько же калорий, сколько во время некоторых спортивных упражнений. Убедиться в этом помог оригинальный эксперимент. В нем приняли участие 45 добровольцев, которым демонстрировали разные телевизионные ролики, комедийные сюжеты. Оказалось, что именно во время просмотра комедийных эпизодов у участников эксперимента расход энергии был на 10–20 % больше. По словам Бачовски, 10–15 минут смеха помогают сжечь от 10 до 40 калорий.


Трудности перевода


Антропологи полагают, что смех универсален в культурном плане. По их мнению, не существует ни одного человеческого общества, не знающего смеха. Они даже приводят в пример племена вроде бразильского народа намбиквара, у которого способность смеяться — неотъемлемое качество вождя. Только почему-то иностранцы не очень-то смеются над «Бриллиантовой рукой», а российская публика далеко не всегда умирает над гэгами из шоу Бенни Хилла.


Ученые из университета графства Хертфордшир совместно с Британской ассоциацией развития науки в результате исследований пришли к выводу, что у каждого народа существует свое чувство юмора. С точки зрения руководителя проекта, профессора психологии Ричарда Уайзмена, существует три основных типа анекдотов. Первый тип — это анекдоты, которые помогают почувствовать превосходство над остальными.


Второй — анекдоты, которые помогают снизить влияние событий, часто вызывающих страх, тревогу или волнение.


Третий тип — это анекдоты, которые удивляют нелепостью ситуации или реакции на какое-либо событие. Так, например, отличительной особенностью американо-канадского чувства юмора исследователи называют особую любовь к анекдотам, так или иначе подчеркивающим превосходство. Герой американских анекдотов либо выглядит дураком, либо его заставляют так выглядеть. Вот пример, который приводит доктор Уайзмен.


Встречаются техасец и выпускник Гарварда. Техасец спрашивает:

— Откуда ты будешь-то?

— Оттуда, где люди не заканчивают фразу частицей.

— О'кей. Ну и откуда ты будешь-то, дурень?


Особенность чувства юмора англичан и ирландцев в том, что больше всего они любят анекдоты, основанные на игре слов. Переводить их на иностранные языки практически невозможно. Жители Западной Европы в большинстве своем предпочитают шутки, которые доктор Уайзмен назвал сюрреалистическими. Вот типичный пример.


— Доктор! У меня вчера случилась оговорка по Фрейду. Обедаю я с тещей, хочу попросить ее передать масло, а вместо этого говорю: «Какая же ты дрянь! Всю жизнь мне сломала!»


Когда же смеяться, если слово «лопата» так и не прозвучало?


По мнению теоретиков жанра, юмор по большому счету делится на две категории. Грубый, «в лоб», и тонкий, то есть построенный на игре слов и смыслов.


«Не стоит рефлексировать по поводу своего чувства юмора, — считает Борис Новодержкин, — не стыдитесь того, что вам смешны «солдатские» шутки и не трогают английские. Просто смейтесь! Гомерический гогот интегрирует всего человека. Ведь при смехе происходит то же, что и при некоторых видах медитации: пропадает дуализм физиологии и мысли, прочищается дыхание. Смех — это проявление свободы. Это озарение, просветление, инсайт…

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Смех в постели
Смех в постели

Даже наличие некоторых вредных привычек простить избраннику проще, чем отсутствие чувства юмора…

читать далее

Кесарю — кесарево…
Кесарю — кесарево…

Почему некоторые люди склонны к чрезмерному употреблению наркотиков? Почему кто-то из них выбирает героин, а некоторые — нерегулярное баловство галлюциногенами? Ответ обывателя — «так случилось».

читать далее

«Страх, я тебя знаю!»
«Страх, я тебя знаю!»

С какого возраста я себя помню?» Если каждый из нас задастся этим вопросом, то прозвучат, конечно, разные цифры, но речь, скорее всего, пойдет о возрасте трех — пяти лет. С этого момента начинается на...

читать далее

Комментарии:

Xeni4ika, 01.04.2012 17:10:52
Удачная статья, и легкая, и занимательная, и познавательная)
Аня Anchiktigra, 01.04.2012 12:39:05
Наша личность проявляется во всем. В том числе и через смех. Поэтому, конечно, удачная шутка прибавляет нам уверенности, а неудачная может заставить усомниться в себе. Когда люди не понимают шуток друг друга можно говорить о бесперспективности дальнейших отношений. Юмор - это особый язык, который по ...
2 из 4
Смотреть еще комментарии

Тэги:

Рейтинг
6610 просмотров 4 комментариев
2
3.8
4
подписаться на рубрику:

7136 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога