Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Дети графа Монте-Кристо

Поговорим о мести

09.11.2012

Удивительно, но факт: о мести написано множество мировых шедевров. Она вдохновляет и будоражит ум, но по сути это один из самых примитивных инстинктов, который даже с десятка вариаций не наберет.

СЛАДКАЯ МЕСТЬ

Швейцарские ученые из Цюрихского университета с помощью позитронной эмиссионной томографии (ПЭТ) установили, что в момент мести у участников эксперимента регистрировалась электрическая активность в центре удовольствия головного мозга. И снова удивление: видным ученым понадобилось длительное наблюдение за пятнадцатью студентами, вовлеченными в психолого-экономическую игру, дабы доказать, что месть приносит временное удовлетворение и даже упоение. То есть доказать то, что испокон веку известно любому homo sapiens. Мы-то думали, оно как бывает: «Как же мне не хочется делать ему пакость за то, что он напакостил мне, но нет, нужно собраться, есть такое слово – “надо”…» Так, что ли? В общем, отличная работа, ребята, деньги на научные гранты потрачены не зря!

Но шутки шутками, а месть меж тем оттого и опасна, что притягательна. Особенно на бытовом уровне. Кто-то кому-то отказал в помощи, мотивируя извечным «А что он мне вчера не помог?». Кто-то кого-то подставил (поднял на смех, бросил с проколотыми шинами, увел у друга, оставил расплачиваться в кафе, ударил исподтишка – нужное подчеркнуть) все из-за того же самого «А что он…?». Переводя на детсадовский язык: «Он первый начал».

Дожили! Взрослые люди сводят общение к уровню плохо еще владеющих языком детей. Но, как мы помним, сдержаться сложно. Хочется наказать обидчика, потому что (никогда не угадаете) – обидно. Тут и электронные импульсы: я другому сделал гадость, у меня сегодня радость, ибо (вот это самый шик) восторжествовала справедливость! Кто при этом судьи и кем они уполномочены, умалчивается, а вот обидки и «мстюльки» (отличный термин, введенный кем-то в Сети) начинают множиться. Одна цепляется за другую, уже никто не помнит, яйцо было первым или курица, но ком бед нарастает – и вроде бы никто не умер, все не так страшно, а жизнь изменилась, причем не в лучшую сторону.

Почему не в лучшую? Возьмем классический пример – графа Монте-Кристо. Казалось бы, тебе так повезло: ты выбрался из тюрьмы, откуда не возвращаются, причем выбрался удивительно удачно – к сокровищам, которые твой не менее удачно скончавшийся «сокамерник» тебе любезно предоставил. То есть впереди вся жизнь, много денег, ты можешь тратить с умом, инвестировать в будущее, блистать в свете, выстраивая личное счастье, но нет: обиженный мальчик Дантес, сидящий в тебе, требует мести. В итоге граф, как мы помним, всю жизнь положил на мщение, став абсолютно асоциальным мрачным типом без доли искры в глазах. Это ли торжество справедливости, когда блестящий ум, уникальный характер и энергия на грани фантастики потрачены впустую, а их обладатель получает разбитую жизнь вместо невероятного успеха, который гарантируют эти качества?

А все почему? Да потому что все ресурсы – и время, и энергия, и интеллект – ушли на месть. Ради легкого электрического щелчка в зоне удовольствия мозг до этого нащелкал столько, что уже устал. Что принесла эта месть лично мстителю? Изменила ли прошлое, в котором была нанесена обида? Дала ли стимул развиться дальше? Научила ли чему-то новому? Быть может, денег принесла? Нет, нет и нет. Ресурсы были потрачены зря. Месть нерезультативна, неэффективна, если хотите более модное слово. Хоть и сладка.

БЛАГОРОДНАЯ МЕСТЬ

Пытливые умы уже дозрели до вопроса о том, что «вот есть же термин “благородная месть”, значит в этом психологическом механизме заложены и позитивные моменты, та же тяга к справедливости». Действительно, обычно мстящий так и оправдывает свое поведение: он восстанавливает справедливость. Эта же бытовая справедливость сводится, по сути, к формуле «око за око». И вот тут мы возвращаемся к самым истокам мести как феномена.

Этологи (ученые, изучающие поведение животных) объясняют месть как деятельность по защите определенного вида особей от нападавших противников. Изначально это было стремление отбить у хищников трупы своих соплеменников. Именно трупы, чтобы они не стали пищей, а следовательно, чтобы у хищника не закрепился рефлекс, что такая же особь, как они, – это пища. Позволим себе акцентировать на этом внимание: каждый человек, жаждущий мести, если исходить из истоков проблемы, фактически «отвоевывает труп» (и это действительно так, даже если речь об абстрактной бытовой ситуации, поскольку битва идет из-за чего-то уже произошедшего, что не изменить – из-за «трупа»).

Здесь пора ввести еще одно понятие – и провести разграничительную линию между местью и возмездием. Месть – это нанесение обиженными вреда обидевшим ради удовлетворения субъективного чувства. Возмездие – это присуждение равносильного содеянному наказания ради дальнейшего воспитания.

Возмездие всегда рационально и преследует цель позитивного изменения внешнего по отношению к наказующему мира. Обычно оно совершается в интересах общего блага; можно сказать, что возмездие экстравертно. Месть – эмоциональна (и, безусловно, иррациональна) и осуществляется с целью улучшения внутреннего мира наказующего; месть интровертна. Вот, собственно, и вся разница. Цель возмездия – воспитать. Цель мести – нанести вред. Лишь тяга к возмездию (а не к мести!) может нести в себе позитивный заряд и стремление к справедливости (но это, повторимся, уже функция общественных институтов, в частности государства).

По той же причине и такого явления, как «благородная месть», не существует. Его придумали древнегреческие трагики со своими Эдипами и Электрами, впоследствии давшими названия известным комплексам, а затем подхватили с новым рвением Шекспиры и Байроны, чтобы как-то оправдать своих импульсивных – и в этой импульсивности, конечно, привлекательных, – но довольно недалеких героев, чья депрессия настолько неистощима, что и «благородная месть» из нее вывести не может. Ну, а у Шекспира там и вовсе все плохо кончилось, мы же помним. И это, кстати, лишний раз доказывает несостоятельность мести.

Месть – это акт глубочайшего эгоизма, не имеющего никакого отношения к возмездию с его справедливостью и воспитанием. Мститель, даже если старается не ради себя (а у писателей обычно так и есть: мстят за возлюбленную, родственников, любимую собачку), не преследует цели воспитать в окружающих отторжение того или иного преступления или гадкого поступка. Мститель мстит ради себя и своих оскорбленных чувств. А значит, потакает низменным комплексам, не говоря уже о животном инстинкте, с которого мы начали.

КАК ПЕРЕИГРАТЬ ОБИДЧИКА

Мы выяснили два принципиальных аспекта мести: она приносит удовлетворение, хотя неэффективна и потраченные ради этой цели средства того не стоили, и месть является животным инстинктом, так что частично мститель уже оправдан тем, что не в силах противостоять своей звериной природе. И если в этих двух аспектах человек видит притягательные стороны мести, а не повод уже на этом этапе отказаться от реализации мстительных замыслов, то случай тяжелый – и нужно найти дополнительные аргументы против мщения. Почему не стоит мстить?

Опасно

Мы уже сказали об эффекте нарастающего кома. Его легко объяснить. В силу своей человеческой слабости (читай: особенностей человеческой психики) мы свои несчастья воспринимаем серьезнее. Этакий «закон оптики»: свое родное нам ближе – и поэтому кажется «крупнее», а чужие проблемы все-таки дальше, поэтому кажутся «мельче». И в этой неувязке кроется опасность эскалации агрессии: я отомщу, чтобы вам было так же больно (а по факту делаю больнее – из-за «закона оптики»), вторая сторона понимает, что ей сделали больнее, чем до этого делала больно она, – и в ответ нам становится еще больнее. Дальше – больше, и обе стороны конфликта оказываются в опасности, никак не соответствующей совершенному проступку (сравним с возмездием). И это не говоря о частном случае, когда обидчик не чувствует своей вины. Раз так, он и не поймет, что ему мстят, а сам как раз может «взяться за оружие» в попытке ответить на «ни за что» нанесенное оскорбление. И снова мы оказываемся в опасности.

Глупо

Мы уже говорили о том, что тратить свои ресурсы на месть – как-то нелогично, если можно потратить их на саморазвитие. Но если этого мало, давайте подумаем вот о чем. Если мы настолько оскорблены, что не можем удержать себя от мыслей о мести, если вынашиваем план, если ставим все козыри на месть, если настолько накрутили себя, что искренне верим: без отмщения и жить не стоит… Не загоняем ли мы себя в угол, уже заранее проиграв обидчику? Ведь фактически мы сами убиваем в себе все лучшее, вступаем на путь самоуничижения и саморазрушения, тем самым давая возможность тому, кто и так нас обидел, окончательно нас добить нашими же руками. В конце концов, не однажды было замечено, что, когда мы ненавидим своих врагов, мы даем им власть над нами.

Тривиально

Даже поводов для нее – раз-два и обчелся. Изменили? Отомсти. Подставили? Отомсти. Прокатили в бизнесе? Отомсти. А подумать, а сделать выводы, а попытаться извлечь урок из произошедшего и стать сильнее и опытнее – не судьба?

Вредно

Это уже не предположение, а медицинский факт. В ряде исследований экспериментаторы четко зафиксировали, что одной из опасных черт личности является злопамятство. Последствия не заставляют себя ждать и откликаются гипертонией, сердечными заболеваниями, язвой желудка и прочими хворями, имеющими психосоматический компонент. Лишь прощение поможет уберечь себя.

Немодно

В конце концов, традиция кровной мести давно устарела. Ну, или остается экзотикой. Как несложно догадаться, этот социальный атавизм – объяснимое продолжение инстинкта стаи, борющейся за труп соплеменника. Варианты кровной мести у разных народов различались: у одних считалось достаточным убить одного из представителей рода обидчика, у других месть должна была продолжаться до тех пор, пока число жертв с обеих сторон не сравняется. Но со временем этот обычай искореняли, пытаясь даже вводить регламент и штрафы. На Руси разрешалось мстить брату за брата, сыну за отца, в других случаях назначался штраф.

Хлопотно

Известна фраза из бюллетеня, выпущенного полицейским управлением города Милуоки: «Пытаясь свести счеты, вы наносите больший вред себе». Полицейские не идеалисты – знают, о чем говорят. Если вы все-таки решитесь привести в действие задуманный план мести, даже сложно представить себе, сколько средств и усилий это отнимет. Нужно будет продумать каждую деталь, обеспечить себе безнаказанность, подготовить «орудия», ситуацию, окружение и тому подобное.

Конечно, в вынашивании планов мести есть один положительный момент: размышления мобилизуют разум, волю, человеческие возможности. Но беда в том, что происходит это ради деструктивного начинания. Так не лучше ли этот накал обратить себе во благо? Великий музыкант Шуберт говорил: «Хочешь порадоваться мгновенье – отомсти, хочешь радоваться всю жизнь – прости». А лучший способ отказаться от мести – заняться делом. Сильные люди живут будущим, строят успешную жизнь. Тот, кто увлекается делом, перестает заниматься местью. Неужели месть может быть достойным смыслом жизни? В списке дел на неделю у вас первым пунктом стоит месть? Или вы готовы взять на себя обязательство устроить на планете вселенскую справедливость? Нет? Тогда имеет смысл заняться собой, а не местью. А для урегулирования конфликтов и обид всегда останется дипломатия. Ну, и хитрость кое-где тоже.

 

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

ОКО ЗА ОКО?

Специалисты расходятся во мнениях об истоках мести. Скажем, я считаю гипотезу об инстинкте отбивания трупов как минимум вызывающей сомнения. Месть – многогранное и противоречивое чувство. Порождается она в первую очередь обидой и стыдом. Есть и другие составляющие, например злость и страх. Страх замедляет немедленный ответ, а злость, не реализованная в момент обиды, дает много энергии и адреналина. Поэтому-то месть так притягательна и приятна, она создает адреналиновый кайф. А еще есть ощущения власти, контроля, управления другим человеком.

Однако смакование мести удерживает человека в стыде и обиде, лишая его реальности настоящего, а после неизбежно наступает разочарование. Возможное решение тут кроется в аналогах судебной практики. Ведь первобытная, если не животная, идея умножения вреда тут трансформируется в идею компенсации ущерба: не око за око, а, скажем, за стадо баранов. В этом случае обе стороны – обидчики и униженные – остаются довольны: один – исправлением негативной ситуации, а другой – новым приобретением.

Лев Черняев,
психотерапевт, кандидат медицинских наук

 

Фото: Volt Collection/Shutterstock.com

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Право на измену
Право на измену

«Предательство» – какое сильное слово! Как оно отзывается в сердцах и взывает к справедливой мести! Так ли все просто на самом деле?

читать далее

Сам себе персонаж
Сам себе персонаж

Обида оккупирует мысли, чувства и даже телесные ощущения. Всего несколько упражнений помогут вам освободить тело от этого тягостного переживания и опереться на него, чтобы продолжить работу над собой.

читать далее

Обесцвечивание обид
Обесцвечивание обид

Обида появляется, когда наши ожидания не оправдываются. И становится невыносимой, если мы загоняем ее поглубже и погружаемся в иллюзии. Что стоит за столь жгучим и непредсказуемым чувством?

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
6230 просмотров 0 комментариев
1
0.0
0
подписаться на рубрику:

7136 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога