Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Лариса Вербицкая: «Я ценю постоянство и преданность»

01.09.2008

Вот уже почти двадцать лет, что по телестандартам считается журналистским подвигом, миллионы россиян ждут появления ведущей передачи «Доброе утро» Ларисы Вербицкой на экране. «Лариса — это изящество. Наверное, самая изящная женщина, которую я видел в жизни», — директор утреннего вещания Первого канала Леонид Хмельницкий не скрывал восхищения в эфире радиостанции «Маяк». Она никогда не подcтраивается под вкусы телезрителей, диктует аудитории свой стиль, взгляд на события. И почему ее слушают?

ПСИХОЛОГИЯ: Лариса! Вы телезрителям рассказываете про всякое, а сами прислушиваетесь к советам, скажем, психологов?

ВЕРБИЦКАЯ: Этого не люблю, при всем моем уважении к психологам. Психология в моем понимании — человеческий опыт, который систематизируется, анализируется. Это некая система координат, в которой есть событие, и оно преломляется под тот или иной тип личности. Меня всегда поражает, когда на передаче умные люди начинают рассуждать о проблемах семьи, давать советы. Удивляет смелость и открытость отчаявшихся людей, которые идут на такую публичность в ток-шоу и не знают, как им жить дальше. Я не одобряю этих людей, которые открыто, вот таким образом прибегают к помощи психологов.

Неосторожный совет может все испортить, они и так изранены и запутались. Хотя для того, чтобы разобраться самой, нужно время, смелость для принятия решения. Хорошо, если рядом окажется мудрый, любящий тебя человек, который подтвердит или опровергнет твои сомнения. Но только ты сам себе лекарь и психолог. Каждый сам делает свой выбор, никто за тебя не примет решения.

А друзья могут подсказать, где лучшая прачечная, как пройти техосмотр машины, устроиться на работу. Но что касается личных взаимоотношений, это все очень неоднозначно, сложно.

П.: Какие-либо психологические методики, техники применяете в жизни?

В.: Да, интуитивно, но потом узнаю, что у того или иного приема есть название. Мне приходится учить много наизусть. Но я их легко забываю, и в этом мое счастье. Очень быстро запоминаю отпечатанный текст: делаю пометки, расставляю ударения, выделяю ключевые слова — для меня важны интонационный и зрительный ряды. Таким образом я буквально за ночь выучила сценарий программы на арабском, которую вела в Алжире. Дело в том, что там мне довелось вести фестиваль искусства и представлять российскую делегацию. Был у меня такой эпизод в жизни. Расчленила вместе с переводчиком текст на смысловые фрагменты, чтобы правильно интонировать, — и возникла иллюзия, что я умею говорить на чужом языке. Я с блеском прочитала на арабском, причем с алжирским диалектом. Каково было удивление профессионалов, дипломатов! Откуда у белокожей телевизионной ведущей из России арабский, да еще с алжирским диалектом?

П.: Вас привлекает Восток?

В.: Бесспорно. Мне любопытны культура, страны, обычаи. Но на Востоке все неспокойно, как-то боязно туда ездить.

П.: А кризис среднего возраста вам знаком?

В.: Свои первые итоги я подводила в 16 лет, рыдала оттого, что жизнь закончилась, — куклы долой, надо поступать в институт, начинать жизнь заново. Но с годами понимаешь, что каждый возраст интересен по-своему. Важно, какими глазами на это посмотреть, под каким углом.

П.: На ваш взгляд, какая дружба крепче: мужская или женская?

В.: Я думаю, что мужское братство — это иллюзия, и среди мужчин встречаются прохвосты. А то, что женщина всегда предаст свою лучшую подругу, придумали мужчины.

П.: Ваша профессия предполагает публичность. Вы медийное лицо, как вы относитесь к последствиям этой публичности?

В.: Когда известные люди жалуются, что вторгаются в их личную жизнь, в этом есть доля лукавства. Вы позволяете делать съемки у себя в квартире, рассказываете о бракоразводных процессах на всю страну, используете все это в качестве пиара. А потом появляется информация в желтой прессе, которая вам не нравится, вызывает раздражение. Так не давайте поводов, и тогда не будут в мусорных бачках, к примеру, искать, какими лекарствами вы пользуетесь.

П.: То есть для вас съемка в квартире неприемлема?

В.: Во всем должна быть доля корректности. Съемка, демонстрация марок одежды, жонглирование суммами, которые тратятся на обслугу. Есть примеры, когда из свадьбы делают шоу — меняют наряды за вечер несколько раз, не скрывают своих затрат. И у меня всегда возникает вопрос: а где любовь, та теплота, нежность в ваших отношениях? Одно дело, когда вы, если позволяют средства, устраиваете праздник на необитаемом острове, — папарацци, используйте свой шанс!

Сейчас многие не стесняются говорить об интимных отношениях, это принимает массовый характер.

П.: Вы с мужем, телеоператором Александром, почти двадцать лет вместе, а чем он вас покорил?

В.: Любовь — это поступки, причем те, которые ты совершаешь ежедневно ради своих близких. Взгляд, слово, интонация… Это великий труд. Можно порхать по жизни, устраивая вечный праздник, кичиться своими увлечениями, каждый раз кричать: «Это любовь!»

Я же ценю постоянство и преданность. Быть счастливым, когда ты на взлете, — это классно, пусть дольше продлится это время. Но никому не удавалось пройти только вдоль белой полосы. Жизнь — штука полосатая, вдвоем — вы сильнее.

Мне нравится, что можно быть вместе и молчать. Это здорово, когда тебе не надо сотрясать воздух, тратить силы, находить слова, а достаточно одного взгляда, интонации, жеста, и ты понимаешь, что происходит. А ведь я артистка разговорного жанра (улыбается), поэтому дома люблю помолчать.

П.: А еще какая вы?

В.: Если бы я была сплетена только из положительных черт, со мной можно было бы скиснуть от тоски. Муж каждый раз стонет: «У меня не одна женщина, а миллион — ты каждый раз разная». Мне кажется, это неплохо, когда ты не надоедаешь, можешь позволить быть серьезной, а иной раз и подурить. Черт побери, я себе нравлюсь!

П.: Александр был сценаристом и режиссером нескольких концертов, ведущей которых были вы, легко работалось вместе с мужем?

В.: Работалось нелегко. Я Стрелец и свои копья мечу во все стороны, хочу всего и сразу. Если я берусь за дело, то закончу его во что бы то ни стало. А Козероги (мой муж) неторопливы, у них во всем должна быть логика. Они неэмоциональны, критиканы. Вот почему мы вместе не работаем так часто, да у нас и нет такой потребности. Но мы советуемся, можем поговорить о работе, хотя в последнее время все реже. Муж много работает, поэтому стараемся в счастливые часы отдыха восстанавливаться, забыть все напрочь.

П.: Сейчас модно отказаться от жизни в мегаполисе, от этой гонки на выживание, бросить все и уехать с билетом в один конец в Индию…

В.: У меня так не получается. Может быть, я этого не очень хочу. Но мечтаю побывать в Гваделупе, не знаю почему, мне нравится даже сочетание звуков в этом названии. Если есть рай на земле, то он неподалеку: круглый год плюс 28, море, солнце.

Все эти избитые маршруты уже приелись. Скучно мне лежать под зонтиком на пляже даже семизвездочного отеля. Еще мечтаю отправиться в Кению, на сафари, пожить в палатке. Оказаться там, где нет радио, телевидения, свежих газет, Интернета — а одни звери. Мне кажется, что это очень увлекательно, здесь и некий азарт, и страх, любопытство, черт побери, тебе же это удалось! Еще Софи Лорен говорила, что чем больше она узнает людей, тем больше любит собак.

П.: У вас у самих дома — терьер?

В.: Микстерьер Джонни, мы недавно с ним сходили в собачью парикмахерскую. И скажу я вам, это было еще то приключение, почище сафари. После трех часов магических пассов, колдовства от моей собаки ничего не осталось. Это было какое-то неведомое существо. А Джонни был в полной уверенности, что неотразим. Когда мы вышли оттуда на волю, навстречу нам шла сильно пожилая пара. Так мужчина при виде Джонни, не сдержавшись, воскликнул: «Ну и урод!» Его жена — «Да он еще маленький!» Я так тогда хохотала.

Я вообще не хотела никаких собак, может быть, эгоистично подходила к своему времени. Это же надо ухаживать, гулять, а потом шерсть будет повсюду. А тут в мою жизнь ворвалось существо, которое нуждалось в любви, теплоте, заботе. Если можешь осчастливить даже одно создание, почему этого не сделать? Тем более это очень приятно.

П.: Что вас привело в восторг последний раз?

В.: Я умею радоваться на пустом месте: собака, которая меня встречает, звонок сына, неожиданная откровенность дочери, которая советуется по жизненно важному вопросу. И это дорогого стоит, значит, она ценит мое мнение, заметьте, в том возрасте, когда все авторитеты сокрушаются.

П.: Разве участвовали в проектах «Звезды на льду», «Последний герой» без удовольствия?

В.: Это было очень тяжело. Вообще, все переживания, боли, страдания, травмы во время репетиций проекта «Звезды на льду» проходили на глазах моей семьи. Мне говорили, что это невозможно, а я переступала через себя, переигрывала ситуацию, и лед мне покорялся. Вот тогда я видела восторг и восхищение в глазах дочери, вот для этого нужно было перетерпеть.

А потом любая проблема — это не навсегда. Когда-нибудь она решается, либо ты с этим начинаешь жить, либо ты просто ее не замечаешь, если можешь изменить ситуацию, то измени. Возвращаясь к «Последнему герою», когда мы были на острове тридцать семь дней и есть было нечего, я говорила себе: «Подожди, ведь это не навсегда, есть и другая жизнь. А то, что происходит сейчас, это некое приключение, которое подбросила тебе судьба, есть время для размышлений». Это был такой разговор с самим собой.

П.: В самом деле ели на острове тухлую рыбу?

В.: Это очередная иллюзия, не было тухлой рыбы, там вообще ничего не было. Можно было плакать, проситься домой, бегать в пещеру жаловаться, предпринимать все что угодно. Но я сказала себе так: «Есть возможность остановиться, отдышаться, осмотреться, в конце концов, обрести потрясающую физическую форму».

П.: Как вы научились владеть собой?

В.: Это просто жизненный опыт, который приходит к каждому рано или поздно. Чем больше тебя жизнь трясет, тем изощреннее ты становишься.

П.: Гваделупа, Кения — это все в планах, а какие мечты уже воплотились?

В.: У меня одна мечта на все случаи жизни — чтобы все было хорошо. В моей семье и в вашей в том числе, такое хитрое желание.

П.: Здоровый образ жизни всегда или бывают исключения? Жареную картошку можете себе позволить?

В.: Мне даже в голову не приходит ее готовить. Только та еда полезна, которая готовится быстро. Когда готовлю сама, то знаю, какое масло, какие специи добавлены, а вообще, главное не злоупотреблять.

ЛАРИСА ВЕРБИЦКАЯ о статье номера
«ПОДРУЖИТЕСЬ С ПОДСОЗНАНИЕМ» С. 34
Конечно, стоит прислушиваться к внутреннему голосу, интуиции. Очень часто женщины терзают себя диетами, исключают из рациона какой-либо продукт, несмотря на то что безумно хочется именно его. После нарушается обмен веществ, происходит дисбаланс всего организма, а там начинаются хронические заболевания. А надо было понять, уловить тот момент, когда тело начинает посылать импульсы подсознанию, что именно этот микроэлемент необходим нашему организму.

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Терпение как путь
Терпение как путь

Общаясь с Федором Добронравовым, сразу понимаешь, что есть все-таки на свете «хорошие» люди и не очень и что перед тобой именно «хороший человек».

читать далее

Бегом за троллейбусом
Бегом за троллейбусом

Общаясь, мы открыли для себя несколько Ларис Рубальских: талантливого автора огромного количества хитов, ответственного человека, романтичную и трепетную женщину, внимательную хозяйку.

читать далее

Бойцовский клуб для Барби
Бойцовский клуб для Барби

Сначала запоминается только ее улыбка. Человека нет, а улыбка есть – особенная, уникальная. Потом «прорисовывается» контур. Знакомьтесь – Ольга Шелест.

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
4821 просмотров 0 комментариев
0
7.2
0
подписаться на рубрику:

7083 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога