Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Человек больше, чем он кажется самому себе

Интервью с психологом Еленой Шалашугиной

15.08.2017
Человек больше, чем он кажется самому себе
psyh.ru Август 2017

Елена Шалашугина, психолог и психоаналитик Центра медицинской профилактики, город Долгопрудный

 

В нашей стране не очень принято ходить к психологу. Существует стереотип: психолог нужен только «психам».

Видимо, бытует неправильное понимание того, что делает психолог. А он работает со здоровыми людьми. Как раз «психи» отправляются к психиатру или психотерапевту. Психолог – не врач, он не лечит, не ставит диагнозы – он консультирует. Есть еще немедицинская терапия, этим тоже занимаются психологи, но не все.

Почему у нас с такой опаской относятся к работе с психологом?

Это во многом связано с «железным занавесом», когда психологию просто отрубили и выкинули за борт, считая ее лженаукой. Соответственно, мы в этом плане очень отстали, со времен перестройки прошло слишком мало времени, чтобы люди стали психологически грамотными. Нас так воспитали, что мы должны решать свои проблемы сами. И проблемы, с которыми человек приходит на консультацию к психологу, относятся к группе «несерьезных». На самом не все являются баронами Мюнхгаузенами, чтобы самостоятельно вытащить себя за волосы из болота. Ничего нет страшного в том, что человек обратился за помощью. Более того, для этого шага надо обладать определенным мужеством. Без него не придешь к изменениям, к решению что-то поменять. Это на самом деле страшно – что-то менять в жизни. А тем более – необходимо же быть готовым к тому, чтобы узнать о себе что-то плохое. И вот эта мысль подспудно сидит: «А вдруг я о себе узнаю или кто-то обо мне узнает что-то такое, что будет мне неприятно».

В нашем обществе есть установки: «мальчики не плачут», «мужчина должен быть сильным».

Это тоже стереотип, достаточно кондовый шаблон. Скорее всего, корни сердечно-сосудистых заболеваний и ранней смертности у мужчин растут из этого. Мужчины тоже люди, и им тоже надо как-то выражать и печаль, и горе, и другие чувства, только вот обществом это осуждается.

Всем людям нужен психолог?

Определенная профилактика нужна всем. Есть счастливые люди, которым психолог не нужен, потому что у них, например, с самооценкой все в порядке. Повезло с учителями, с родителями, с окружением. Этим людям не нужно копаться в себе глубоко, чтобы что-то определить, решить внутренний конфликт. Они научились черпать ресурсы извне и действовать подобно Скарлетт О’Харе: «Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра». На самом деле это одна из техник: абстрагироваться от определенных мыслей. Потом уже исчезает связанная с ними тревога, человек восстанавливается. А если проблему все-таки надо решить, она решается с новыми силами. А кто-то так не может. Это очень индивидуально. Бывает, что невозможно раскрыться без чьей-то помощи. А если человека вполне устраивает жизнь, которой он живет, устраивает окружение – зачем ему что-то менять? Он это осознает, и, соответственно, психолог ему не нужен. А если есть проблемы, есть потребность меняться, есть понимание того, что что-то не так в жизни, это может говорить и о том, что есть огромный потенциал, который нужно раскрыть. И лучше сделать это со специалистом.

Как человеку понять, что ему нужен психолог? Есть ли какие-то «маяки»?

Постоянные конфликты (на работе, в семье, с ребенком), ощущение неудовлетворенности собой, жизнью. Это то, что лежит на поверхности. Совсем не обязательно понадобится какая-то глубинная работа, иногда можно уложиться в несколько консультаций, если вопрос касается только поведения. А более глубоко – это когда хочется в себе что-то изменить, перестать бояться, хочется начать жить в полную силу. Это более глубинные проблемы, и здесь работа потребует больше времени. Профилактика включает в себя техники общения и выхода из конфликта: как нужно конфликтовать, чтобы это не было в минус, а стало точкой роста. Чтобы отношения с людьми вышли после решения конфликта на новый уровень, нужны определенные знания. Это и есть психологическая грамотность.

Допустим, человек осознал, что хочет пойти к психологу. Как ему найти специалиста, который ему подойдет?

Психологических школ очень много. Они строятся на разных, совершенно не связанных друг с другом теоретических базах. Любая школа в основе своей полагается на научную теорию. Их очень много, и кому-то может помочь одна, кому-то другая. Но разбираться в этом не обязательно. Без метода проб и ошибок не обойтись, но, если человек взглянул на психолога и понял, что не сможет ему доверять, никакой работы не будет. В первую очередь надо ориентироваться на собственное приятие психолога как человека.

Какие три главных качества психолога?

В первую очередь это эмпатия – способность сопереживать. Не просто сочувствовать, а именно со-переживать. Второе качество – открытость. Бывает, что специалист закрывается за своей теорией, отгораживается от клиента. Понятно, что необходимо соблюдение границ, нужна защита от эмоционального выгорания, но иногда это слишком чувствуется, и тогда неуютно находиться рядом. Видимо, психолог закрыт в силу каких-то личных обстоятельств. Третье – любовь к людям, по-другому помогать не получится.

А вам удается свою работу воспринимать со спокойным сердцем? Это же очень трудно – каждый день погружаться в чьи-то проблемы. Как сохранять себя и свое собственное мироощущение?

Дело в том, что этому тоже обучают. И когда психолог находится с клиентом в процессе работы, то как личности его быть не должно. Он общается именно как психолог. Он не помнит о том, что у него есть муж, дом, ребенок, что этого ребенка надо накормить. Все это необходимо отсечь и быть именно специалистом, который аккумулирует то, что происходит с клиентом, и из этого процесса помогает выстраивать что-то новое для клиента. Если психолог не сумеет абстрагироваться, работы не будет и клиент будет чувствовать, что психолог «где-то там».

Чего не стоит ожидать от работы с психологом?

Задача психолога – вернуть клиенту ответственность за свою жизнь. Многие приходят, рассказывают ситуацию и спрашивают: «Что же мне делать?» Этот вопрос переводится так: «Вы мне скажите, как надо поступать. Я это возьму, а если у меня не получится, я свалю вину на вас. Это же вы посоветовали». Психолог будет уходить от ответа на такой вопрос, например активируя ресурсы самого человека: «А давайте посмотрим, что в принципе возможно, что вы можете». Человек начинает говорить сам, и выбор будет за ним. Это трудно, неприятно, потому что пришел за помощью, за готовым ответом, а приходится опять думать, что-то ворошить. Бывает, что уходят с разочарованием из-за того, что не получили того, чего хотели. «Волшебной таблетки» не бывает, ее ждать точно не нужно.

Часто спрашивают: «А беседы с близкими людьми разве тебе не помогают? Зачем ты идешь к психологу»?

Дело в том, что друзья и родные опираются на свой опыт или на опыт своих знакомых. То, что помогло им, становится ядром мировоззрения. При этом любая теория – неважно, научная или житейская – предполагает определенные допущения. Например, «если постучать по дереву, все будет хорошо». Или: «всем в этом мире воздастся по заслугам». Тем и отличается научная теория от житейской, что в ней допущения – как аксиомы в геометрии: никто в них практически не сомневается, их трудно опровергнуть. Например, в психоанализе – это существование бессознательного. Его нельзя потрогать, но его можно выявить по оговоркам. И это все-таки можно доказать. А вот как доказать эффективность стука по дереву? Трудно. Любая житейская теория строится на таких допущениях. И если помогать, исходя из этого, можно повредить. Опираясь не на те реперные точки, можно сломать человеку жизнь.

Как вы пришли к тому, чтобы стать психологом?

Я с самого начала к этому шла, просто осознала не сразу. Еще в школе меня интересовало составление анкет, наблюдение за людьми, тестирование. А потом появился новый жизненный опыт и новый запрос – это настоятельная потребность разобраться, в чем же дело, вначале у себя, а потом уже у других. Это что-то внутреннее, что постоянно толкает к этой цели, но это трудно обозначить словами. Оно идет в течение всей жизни: «Надо туда, вот это нужно». Трудно объяснить, для чего конкретно. Могу сказать: «Ну, разобраться в себе. Ну, помочь другим». Но это не совсем все, что-то недоговоренное остается.

Вам приходилось менять профессию, уже будучи взрослым человеком?

Моя первая профессия – культуролог. Прошлая работа была очень близка к психологии: приходилось общаться и с трудными подростками, и находить контакт со взрослыми людьми. Без специальных знаний было очень тяжело. Потребность потихоньку назревала, и, когда наконец появилась возможность, я ей воспользовалась.

А какими проблемами вы больше занимаетесь?

Я бы выделила не столько проблемы, сколько контингент. Это в первую очередь подростки. Это мне интересно, потому что они уже не дети, с ними можно говорить на серьезные темы. Но они еще и не взрослые, максимально открыты и восприимчивы. У них нет какой-то ригидной внутренней структуры, которая отсекает все, что не соответствует их представлению о себе, о мире, о других людях. Они более изменчивы, они впитывают. В то же время делают это критически. Для того, чтобы завоевать авторитет подростка, нужно, чтобы он начал тебя уважать, это довольно серьезная работа. Очень интересно, добившись уважения, что-то вложить. Вернее, даже не вложить – они не берут готовое. Они берут то, что им даешь, смотрят на это, как-то лепят, чтобы было приемлемо для них самих, а потом выдают уже совершенно другое. Когда понимаешь, что тут есть твоя лепта, это греет. Я веду подростковые группы и занимаюсь индивидуально. Если в семье какая-то проблема, очень часто родители сваливают все на ребенка. Очень часто оказывается, что проблема в родителях.

В итоге родители соглашаются на работу с вами?

Если в самом начале сказать: «Вы неправильно воспитываете ребенка», это воспримется в штыки. Надо показать, что родитель делает хорошо в плане воспитания, благодаря чему добился этого и этого... А если еще научиться делать вот это, будет вообще замечательно. И каждый раз напоминаю родителям, что дети их очень любят. Когда мама и папа это слышат, они становятся более мягкими и готовыми к новому опыту. С этого момента можно говорить какую-то критику. И тогда идет согласие: «Да, действительно есть такое за мной, я иногда так делаю, наверное я не прав». Тогда получается нужный результат.

Чего бы вы пожелали тем, у кого есть ощущение: «Все, я больше так не могу»?

Мужества и понимания того, что человек всегда больше, чем он есть и чем он кажется самому себе. Вооружившись этим знанием, надо искать специалиста, который поможет пройти этот острый период и превратить его в точку роста. Иначе можно скатиться в яму депрессии и сидеть там очень долго. Лучше использовать это как подарок судьбы.

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Признак силы
Признак силы

Хочу сообщить вам радостную весть: психолог, психотерапевт, психоаналитик и психиатр – это, как правило, четыре совершенно разных прекрасных человека.

читать далее

Терапия для здоровых
Терапия для здоровых

В период осенней унылости иногда помощь специалиста нужна и клинически здоровым людям. В этом могут помочь различные техники, в числе которых и беатотерапия.

читать далее

Что с нами делает психотерапия?
Что с нами делает психотерапия?

Мы крепко стоим на ногах, когда умеем относиться к себе с сочувствием и поддержкой. Этого нельзя достичь без навыка хвалить себя за самые разные дела.

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
1409 просмотров 0 комментариев
2
0.0
0
подписаться на рубрику:

7083 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога