Наша Психология
Сверни мозги в верном направлении

Любовь в маленьком мире

01.07.2013

Мария Порошина признается, что боится психологов и не очень доверяет своей интуиции. «Каждую секунду мы можем сделать неправильный выбор», – говорит она, когда речь заходит о том, зачем нужно работать над собой. Но беседа с ней убеждает, что за образами ее героинь и за ее собственными поступками скрывается гораздо лучшее понимание себя и других, чем можно было бы поспешно заключить из этих признаний.



БИОГРАФИЯ

1 ноября 1973 года Мария Порошина родилась в Москве. Ее мать Наталья Красноярская – режиссер Большого театра, училась на оперную певицу, исполняет романсы и старинные песни. Отец Михаил Порошин – солист в ансамбле «Березка». Оперной певицей была и бабушка.


Училась в школе с углубленным изучением французского языка, занималась танцем при ансамбле «Березка».


После окончания школы поступила в Школу-студию МХАТ, но после первого курса перевелась в Высшее театральное училище имени Б. В. Щукина.


Вела телевизионную программу «Шире круг», играла в различных постановках современного и классического репертуара, в том числе в театре «На Покровке» под руководством Сергея Арцибашева.


Работала в театральной компании Сергея Виноградова La Teatr, где дебютировала в роли Хлои в постановке «Пена дней».


В настоящее время работает в компании «Аметист».


Творческий путь в кино Мария Порошина начинала с небольших ролей в телесериалах. Известность актрисе принесли роль Тамары в популярном сериале «Бригада» и главная роль в сериале «Всегда говори “всегда”».


Затем последовали главные роли в фильме «Четвертое желание» и фантастической ленте Тимура Бекмамбетова «Ночной дозор».


Мама троих детей: Полины (17 лет), Серафимы (8 лет), Аграфены (3 года).



НАША ПСИХОЛОГИЯ: Используете ли вы при воспитании детей психологические знания и советы психологов?


МАРИЯ ПОРОШИНА: Наша профессия так или иначе связана с психологией: играя роль, ты разбираешь поступки человека, которого играешь, и мотивацию его поступков. Что касается воспитания детей, то, какие бы советы я ни читала, они оказываются двоякими: можно принять их, а можно сделать наоборот – и это тоже будет правильно. Нужно знать, как наказать ребенка, или поощрить, или разобрать ситуацию. Например, приходит семилетний ребенок из школы и ты помогаешь ему понять, где добро, а где зло, в чем он прав, сознаться в своей вине. В то же время стараясь сильно за это не журить и не вогнать ребенка в комплекс. У ребенка должна быть уверенность, что родители – это защита. У нас в семье Илья очень часто говорит: «Ну что? Ты кнут, а я пряник!» Бывают ситуации, когда съемки идут полтора месяца без выходных и я вижу детей утром или вечером – такое неурочное время для воспитания. Кто-то спрашивает: «Ну как же так? Ты с твоей профессией так мало видишь детей!» На самом деле я их вижу не мало, я иногда немножечко хитрю, чтобы освободить себе время, не пускать в свою личную жизнь – никаких съемок, других дел и встреч. Мы проводим время вместе, выезжаем на море, в наш дом под Костромой. Я себя укоряю, виню, вообще я самоед, самогрыз, но у меня есть светлая мысль: главное – это любовь, твое ощущение любви, добра в твоей семье, в твоем маленьком мире. Это для меня превыше всего.


НП: В вашем мировосприятии жизнь – это борьба добра со злом или выбор между большим злом и меньшим злом?


М.П.: Моя мама сказала бы, что между меньшим и большим злом. Вчера мы сидели на семейном совете, к нам приехал папа, и обсуждали эту тему. Мама говорила: «Я убеждаюсь, что в мире много зла, очень много. И зачем это придумали – маленького человека бросают в такую среду, он должен выкарабкиваться, мучиться. Что же это такое?» Я молчала. Папа – человек мягкий, большой жизнелюб, ему говорят: «Миша, с тебя все как с гуся вода!» Мама – борец за правду. Что она видит, то и подтверждает. Папа – дипломат, всегда уходит от каких-то углов с верой в лучшее будущее. Я, может быть, что-то среднее между ними, меня очень сильно раздражает несправедливость, но я буду воспринимать это как испытание, часть развития души.


НП: Вам близка идея жертвенности русской женщины? Насколько она должна собой жертвовать?


М.П.: Должна быть золотая середина, которой я не всегда придерживаюсь. Мне ближе мысль о жертвенности, хотя я совсем не сторонник того, чтобы женщина замыкалась, зарывала свои таланты, не развивалась – и в семейном быту, и в отношениях с мужем. Это зачастую происходит в радости рождения и воспитания детей, где есть некий момент остановки.



Роли в кино

1999 – «Поклонник» – Марина, «Третьего не дано» – Катя

2003 – «Четвертое желание» – Анастасия Ветрова

2004 – «Ночной дозор» – Светлана

2005 – «Дневной дозор» – Светлана

2007 – «Суженый – ряженый» – Ольга Кирсанова

2008 – «Не отрекаются любя…» – Соня, «Девочка» – Арина Строгова

2009 – «По следу Феникса» – Лиза Кожевникова

2010 – «Елки» – Юлия

2012 – «Байки Митяя» – Маша

2013 – «Елки 3» – Юлия



НП: О каких- то своих жертвах вы жалеете?


М.П.: Я ни о чем не жалею. Отказавшись от чего-то, возможно, получишь нечто большее, просто ты не знаешь, что получишь. Если ты отказываешься бескорыстно, не ждешь подарков от судьбы, от Бога, то это настоящий путь. Это все философия, но в жизни зачастую сложно постоянно контролировать, быть человеком, соблюдающим все законы, живущим по заповедям. Все равно искушения есть, и их много. Для меня большое искушение в профессии – пойти на сделку с совестью, работать из-за денег или выбирать какой-то материал, преследуя не духовные цели. Мне иногда кажется, что вот это произведение – хорошее и оно принесет пользу. Но я могу ошибаться. В «Ночном дозоре» я сыграла чуть ли не ведьму, которая себя прокляла, но у меня была мысль играть идею добра и зла, показать положительные качества моей героини – то, как она от неверия пришла к вере. Я с пеной у рта защищала «Бригаду», где сыграла небольшую роль. Сейчас, спустя годы, вижу, что я, может быть, чего-то не понимала. Продукт получился хороший, качественный, и жалко всех ребят, которые так прониклись своими ролями. Многие родители писали, что дети стали играть в этих персонажей. Может быть, трактовка была неправильная, хотя я знаю, что режиссер и актеры хотели сделать просто историю о том, что зло наказуемо. А вышло, что мы, сами того не ожидая, получили такие отзывы. То же самое делает Аль Пачино в «Крестном отце», но это какая-то сказка, это далеко.


НП: Вы сейчас более внимательно относитесь к тем работам, которые вам предлагают? Могут ли они быть деструктивными?


М.П.: Разумеется, да. У меня, слава богу, есть такая возможность. Бывает, что людям предлагают одну работу в год и у них нет такого выбора. Многие артисты играют только в театрах, получают маленькие зарплаты, и им надо как-то выживать. Когда они соглашаются на такую работу – с сомнительным сценарием, идеями, – нельзя их за это винить и осуждать. Бывает, что я не работаю, сижу месяца три и прекрасно себя чувствую. Предлагают сценарии того, что я уже играла, таких же героинь в схожих обстоятельствах. Хочется сыграть что-то новое, жесткую женщину с другим характером, но это должно быть оправдано сценарно, должна быть показана ее история. Мне предлагали роль жестокой женщины, которая бросает своего ребенка со странными способностями ради карьеры и отношений с мужем. Я отказалась, теперь немного жалею.



Роли в театре

1997 – «Гедда Габлер» – Гедда, «Бедность – не порок» – Мать, «Тень» – Принцесса

1999 – «Ревизор» – Королева, «Мужчина для женщины» – Мадлен, «Город мышей» – Мышь

2000 – «Пена дней» – Хлоя

2007 – «Великолепный мужчина» – Юлия, «Опасные связи» – Сесиль, Venus – Анаис Нин

2009 – «Стакан воды» – Королева Анна



НП: Вы когда-нибудь консультировались с психологом, была ли у вас такая необходимость?


М.П.: Я очень внушаемый человек и психологов боюсь, мне очень легко запудрить голову. Я обращаюсь не к ним, а к подругам. У меня есть две одноклассницы, которым я могу в любую секунду позвонить. Они интересные личности. Это редко, когда ты с большой радостью встречаешься с людьми. Мы учились в специальной французской школе, сейчас я отдала туда свою старшую и среднюю. Педагоги остались – такое ощущение, что они не стареют, а только набираются силы.


НП: Можно сказать, что школа дала вам французский дух, французский флер?


М.П.: Мне лично флера она, видимо, не дала, потому что в этом я была не самая способная ученица (смеется). А дух она дала артистический, много было концертов, литературных вечеров. Я играла кормилицу-няньку в «Евгении Онегине» и не выучила текст. Уже концерт, вечер, а я такая пугливая была, думала – меня накажут. В результате вышла на сцену в чепчике, очках и с книгой – так, чтобы было видно, что я читаю свой текст по томику Пушкина. Моя подруга говорит: «Маша, ты что, с ума сошла?» Я ей: «Не волнуйся, сейчас все сделаем!» И все удивились, что няня была грамотная и читала книжки. Прокатило (смеется). Еще мы ставили «Трех мушкетеров». Тут мне понравилось, что я могу быть Миледи, взять мамину большую шляпу, джинсовое пальто с мехом ламы, которое папа привез из Канады. Мне дали нарядиться и пару фраз, текста мне много не доверяли. На следующем концер¬те разрешили подыграть какие-то нюансы, потому что я закончила музыкальную школу. На уроке пения, когда начиналась перемена, я играла, мы пели свои любимые песни. Помню, когда я была во втором классе, на уроке пения нам сообщили, что умер Брежнев, сама учительница прослезилась, дети были в шоке, стояли пять минут и молчали, было очень грустно – искренне. И я сочинила кантату «На смерть Брежнева». Когда приходили гости к нам домой, на десерт предлагалось: «Машенька, ну а теперь кантата “На смерть Брежнева”».


НП: Как вы относитесь к понятию «семейный сценарий»?


М.П.: Страшновато об этом думать, я слежу за этим и понимаю, насколько я повторяю судьбу матери. Моя мама – женщина, которой можно восхищаться сколько угодно, говорить о ней. Она умна, красива, талантлива и энергична, духовна. Но я понимаю, что я другая, хотя некоторые вещи действительно схожи – какие-то смешные детали или что-то на физическом уровне: я в этом возрасте ломала спину – и она, с первым ребенком у нас были одинаковые ситуации. И все равно мы с ней разные, как огонь и вода. Когда мы собираемся женской нашей компанией, я понимаю, какие у нас разные характеры, мировоззрения, отношение к любым догмам, душевная организация – чувства, ум, образо¬вание. У нас у всех разные мнения.


НП: Как вы боретесь со своими страхами?


М.П.: Я бегу от страхов. Меня хватают за руки и ведут мои друзья, мои близкие люди. Так я поступала в театральный институт: меня друг привел за руку, я упиралась практиче¬ски ногами. Я хотела, но боялась. Лет до восьми я была шустрым ребенком, активным, открытым, жизнелюбом, была любвеобильная, целовала всех, кого ни встречала – крепко обнимала. Класса со второго – третьего произошел перелом, я стала застенчивой, стеснительной, начала бояться своих желаний, проявлений своего «я». Когда произносили: «Маша Порошина, к доске!» – у меня подкашивались ноги и мне казалось, что мир рушится. Я где-то в сторонке, только не в центре внимания, и не надо акцентировать его на мне. Однажды, когда я не выучила стихотворение, меня подняли с места и мне подсказывали мои подруги и весь класс. И я говорю: «Прекратите мне подсказывать, я сама все знаю! Как вам не стыдно? Вы мне мешаете!» Сама от себя такой наглости не ожидала. Я была запугана, мне уже казалось, что я делала какие-то абсолютно абсурдные вещи и говорила не те слова, которые надо. Я была клоуном – только так я выкручивалась из этих ситуаций.



Роли в сериалах

2001 – «Дальнобойщики» – Яна

2002 – «Бригада» – Тамара, жена Фила

2003 – «Всегда говори “всегда”» – Ольга Громова, «Участок» – Людмила Ступина

2005 – «Гибель империи» – Мария Ковская, «Моя прекрасная няня» – Люсьен Фиалкова

2007 – «На пути к сердцу» – Юлия Солодовникова

2008 – «Главное – успеть» – Алиса, «Монтекристо» – Виктория Остапова

2010 – «Вера, Надежда, Любовь» – Вера Строева

2012 – «Анна Герман» – Ирма Мартенс-Герман-Бернер



НП: Что вам дает и как помогает вера?


М.П.: Я не прошу у нее, чтобы она что-то давала. Только хочу, чтобы были силы на борьбу с собой, с разочарованиями, унынием или неверием.


НП: Как вы относитесь к такому утверждению: все, что делает нас сильнее, может в конце концов взять власть над нами?


М.П.: Чем дальше ты уходишь куда-то, тем осторожнее надо относиться к подаркам судьбы. Возможно, это просто она предлагает более сложные испытания. Была такая ситуация, когда я зашла немножечко не туда. Я себя прекрасно чувствовала – и вдруг поняла: что-то здесь не то, внутренняя тишина, пустота. В этом есть момент чего-то неуловимого, щемящего, оголенных нервов. Очень переживаю, когда про артистов пишут с осуж-дением. Я понимаю, что они носители культуры или какого-то определенного образа – и как тяжело этому соответствовать.



МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Андрей ГУСЕВ,
кандидат психологических наук, заведующий кафедрой психологии Одесского института Межрегиональной академии управления персоналом (МАУП)

КРИЗИС – ТОЛЬКО В «НОЧНОМ ДОЗОРЕ»

Мария имеет мужество принимать свою жизнь такой, какая она есть. Она может отвлекаться от себя в пользу детей, и похоже, что у нее это хорошо получается. Она не прячется от особенностей своей профессии и не строит из себя ее жертву. Вместо этого старается компенсировать своим близким «издержки» жизни с актером. Можно сказать, что мы имеем дело с хорошим психологом «от жизненной и творческой практики», когда жизненный опыт может дать фору любому профессиональному образованию. К тому же актерская профессия действительно позволяет во многих случаях проникнуть в суть человека намного глубже, чем любая психологическая методика. Это, кстати, подтверждает и убедительная игра Марии в «Ночном дозоре», где ее персонаж отдельными важными чертами очень напоминает саму актрису, правда в «кризисном» варианте развития. Но мастерство актера в том и состоит, чтобы не путать себя с ролью. И еще – говорят, что «сила женщины – в ее слабости», так вот, перед нами – сильная женщина, которая может позволить себе быть слабой.

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Анна Ардова: «Хватит быть хорошей»
Анна Ардова: «Хватит быть хорошей»

Выросшая с синдромом отличницы девочка прошла непростой путь работы над собой. Все свои амбиции она смогла из области отношений перенести в профессию.

читать далее

Человек без кожи
Человек без кожи

Ксения Раппопорт рассказала о комплексах юности, достижениях зрелости и… людях, чья сила духа научила ее сдержаннее относиться к несовершенству собственного тела.

читать далее

Дао пофигиста
Дао пофигиста

Известный всем, но абсолютно закрытый Михаил Ефремов. Он прозрачен в мастерски создаваемых образах, но сложен в проявлении себя. Мы пытались его разговорить. Он прятался за свой фирменный юмор.

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
3241 просмотров 0 комментариев
1
2.3
0
подписаться на рубрику:

7083 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога