Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Happy end для злой сказки

03.06.2013

Даниил Спиваковский закончил ГИТИС и факультет психологии МГУ. Причем в обоих вузах он учился одновременно на дневных отделениях. «“Плюс” этой ситуации был в том, что стипендий выходило две, – смеется Даниил. – Повезло и в том, что вузы находились неподалеку друг от друга. Почти как Труффальдино, я бегал туда-обратно по несколько раз в день, с переменным успехом совмещая систему Станиславского и теорию межличностного общения. Иногда сдавал два экзамена в один день».



БИОГРАФИЯ

28 августа 1969 года родился в Москве. Даниил Спиваковский – российский актер театра и кино, руководитель мастерской театрального факультета Московского института телевидения и радиовещания «Останкино». С детства Даниил любил декламировать стихи, развлекать публику и даже несколько лет занимался в театральной студии Дворца пионеров.


1986 г. – подал документы в МГУ на факультет психологии, однако, не добрав одного балла, в первый год поступить не смог, пошел работать санитаром в психиатрическую больницу. Он поступил на следующий год, но тут отменили льготы для студентов-заочников, и с первого курса Спиваковского призвали в армию.


1989 г. – отслужив два года в войсках связи, Даниил восстановился в институте. Однако он не забыл свою любовь к театру и ходил в Студенческий театр МГУ. Весной он за компанию с друзьями пошел поступать в театральный вуз. Приятели пробовали поступать в разные вузы, для верности, вместе с ними везде поступал и Спиваковский. Вышло так, что его приняли сразу в три театральных вуза, но выбрал для учебы он ГИТИС. Педагогом Спиваковского был Андрей Гончаров.


1992 г. – начал работать в Театре имени Маяковского.


2004 г. – сыграл главную роль в фильме Валерия Тодоровского «Мой сводный брат Франкенштейн».


2007 г. – ему присвоено звание «заслуженный артист России».


2009 г. – награжден Премией Академии российского телевидения «ТЭФИ» за лучшую мужскую роль в фильме «Мой муж – гений».



НАША ПСИХОЛОГИЯ: Даниил, вы окончили факультет психологии МГУ. Эти знания помогают вам?


ДАНИИЛ СПИВАКОВСКИЙ: Эти знания обогащают меня как дополнительный опыт. Чем актер делится со зрителем? Своей личностью прежде всего. Тем, что им накоплено за годы жизни, – у кого-то больше, у кого-то меньше. Естественно, что прочитанные книги, встречи с интересными людьми – это меня обогатило и сформировало мою личность. Знания, полученные в университете, – это замечательно. Но, получив ту или иную роль в театре или кино, я не обращаюсь к психологическим учебникам, методикам, практикам. Хотя, вероятно, услышанное мной на факультете психологии как-то неосознанно влияет на работу с моими персонажами. Психология помогает понять как других, так и себя. Например, каждый психолог знает о человеческой душе и о человеческой психике то, чего не знают люди других профессий. Врач, который обладает знаниями о человеческих болезнях, сразу замечает, если у него возникают симптомы какого-то недуга. Психологи и психотерапевты также рассматривают себя по тем пунктам, по которым они рассматривают своих пациентов. И это не издержки профессии, это нормально.


НП: Продолжаете ли вы свои поиски в области психологии?


Д.С.: Пытаюсь. Я даже провожу тренинг общения на базе одной московской психологической студии (которую возглавляет известный психотерапевт Алла Семеновна Спиваковская). К сожалению, очень редко, один-два раза в год из-за нехватки времени. В двух словах о моем тренинге не расскажешь: это некий синтез упражнений актерского мастерства и элементов групповой психотерапевтической работы. Но буду честен с читателями: в определенный момент времени я остановился в своем изучении психологии и теперь весьма отдаленно слежу за какими-то новыми веяниями в этой сфере. Поэтому, конечно, это опыт замечательный, но в полном смысле называть себя психологом было бы несправедливо и неверно. Прежде всего я актер.


НП: Существует мнение, что, если внутренняя проблема осознается, она перестает влиять на жизнь человека. Были ли у вас такие моменты?


Д.С.: Да, конечно. Но когда человек осознает свою проблему, в этом и есть начало ее решения. Я не могу сказать, что проблема уйдет совсем. И это, я считаю, хорошо. Например, журналисты часто меня спрашивают, какие у меня есть недостатки, вредные привычки. Мой ответ всегда – я сам большая вредная привычка. Огромное количество недостатков и даже, не побоюсь этого слова, негативных проявлений – все это у меня есть, впрочем, как и у каждого человека. Но я надеюсь, что мне хватает смелости в этом признаться самому себе. Осознание – это и есть начало пути к исправлению своих качеств. Как говорится, «язык мой – враг мой» – я могу что-то сказать с иронией, с сарказмом. Иногда я могу быть груб с людьми в запале, казалось бы, творческого поиска. Должен, конечно, сразу отметить, что это происходит не часто, но я знаю за собой такую плохую черту. Но я всегда прошу прощения и счастлив тем, что до сегодняшнего дня меня прощали.



РОДНЯ

Его мама Алла Семеновна Спиваковская – профессор Московского университета, доктор психологических наук, известный психотерапевт, благодаря ее рассказам мечтал стать психологом.

КРУГОМ ВРАГИ

Поворотным фактом в биографии Даниила стала роль в фильме «Мой сводный брат Франкенштейн». Его герой Павлик потерял глаз в Чечне, и теперь ему всюду мерещатся враги, от которых он должен защитить вновь обретенную семью. После выхода этой картины о Спиваковском сразу заговорили как о самобытном, необычном и очень талантливом актере.



НП: Играемые роли влияют на вашу жизнь?


Д.С.: Я пытаюсь строго разграничить свою жизнь и свою профессию. Есть актеры, у которых хватает смелости, играя ту или иную роль, играть себя. Я же лицедействую. Все мои персонажи, конечно, чем-то на меня похожи, в любом случае каждого героя я пропускаю через себя. Но все же для меня это игра. Я люблю диаметрально противоположные роли. И не могу сказать, что какая-то роль на меня повлияла. Некоторые актеры говорят: «Эта роль на меня так повлияла, изменила жизнь». На мой взгляд, это неверно. Актер должен управлять своим персонажем, а не наоборот. Вхождение в роль – это техника, причем довольно ремесленная, так же как и выйти из образа. А если после съемочного дня или после сыгранного спектакля этот шлейф роли тянется за актером, это неправильно. И если актером управляет роль, тут уж действительно человеку нужно обратиться к врачу. Конечно, каждая профессия накладывает свой отпечаток, но переносить это в жизнь категорически нельзя.


НП: Как тогда относиться к профессии с душой?


Д.С.: Знаете, одно другому не мешает. Если я разграничиваю работу и личную жизнь, это ни в коем случае не говорит о том, что я отношусь к профессии без души. Ведь зрители покупают билеты в театр или переключают пультом канал ТВ, зная, что они там увидят артиста Спиваковского. И это приятно, не скрою. Все к этому стремятся. Но это очень ответственно. Я не могу разочаровать своего зрителя и не позволяю себе халтурить.


НП: Что вам дарит ощущение счастья?


Д.С.: У меня прекрасная жена и трое детей. К сожалению, в силу занятости (профессия-то кочевая) я вижу их нечасто, но они это понимают. Меня окружают замечательные коллеги, и есть настоящие друзья. Мне посчастливилось работать с талантливыми режиссерами. Я финансово независимый человек. У меня есть ученики, которые меня радуют. Не это ли все счастье? Я очень рад, что меня видят в разных ипостасях и режиссеры дают мне диаметрально противоположные роли: я играл и негодяев, и семьянинов, и одиноких и нелепых людей. А еще я рад тому, что моя работа оказывает психотерапевтическое воздействие на зрителей. Например, есть такой смешной, трогательный спектакль «Любовь глазами сыщика», который я играю в театре Маяковского около семи лет. Как-то врач, который работает с бронхиальной астмой, с группой своих пациентов пришел его посмотреть. И оказалось, что после этого они стали лучше дышать. Врач это заметил, и теперь он всех своих пациентов водит на этот спектакль. В театре Маяковского я играю еще в спектакле «Банкет», в котором затрагивается тема супружеских отношений. Там встречаются три пары, находящиеся в разводе. Они пытаются наладить отношения. Однажды после спектакля я пошел в близлежащее кафе с друзьями попить чайку. И вот сидим мы за столиком, а через какое-то время официант приносит записку, в которой написано: «Даниил, большое спасибо вам за спектакль. Мы только что его посмотрели. Извините, мы не решились к вам подойти, поэтому передали вам записку через официанта. Знаете, после вашего спектакля мы приняли решение пожениться». Мне кажется, что такие оптимистичные спектакли очень нужны современному зрителю. Заметьте, я не говорю «веселые», хотя при этом комедии должны быть обязательны. Многим людям живется непросто, и хотя бы в театре, в кино они должны отдохнуть и, может быть, найти ответы на какие-то волнующие их вопросы. Даже если в фильме или спектакле нет хеппи-энда, даже если герои расстались – тут, как писал классик, «печаль моя светла». Зритель, выйдя из кинозала или театрального зала или посмотрев что-то по ТВ, должен чувствовать, что хочется жить, хочется влюбляться, дарить женщинам цветы, улыбаться – вот какое должно быть искусство, духоподъемное.



РАБОТЫ В ТЕАТРЕ ИМ. МАЯКОВСКОГО:

1992 – драматург Николай Коляда, «Фарс только для взрослых», роль Максима;

1993 – Алексей Толстой, «Приключения Буратино», Дуремар;

1993 – Том Стоппард, «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», Гамлет;

1997 – Уильям Шекспир, «Как вам это понравится», шут;

2003 – Нил Сайджес, «Банкет», Альбер;

2003 – федор Достоевский, «Карамазовы», черт;

2004 – Питер Шеффер, «Любовь глазами сыщика», сыщик;

2011 – Александр Островский, «Таланты и поклонники», Мелузов.



НП: Свобода и любовь: чем больше свободы, тем меньше любви или наоборот? Хотелось бы узнать у вас, исполнителя роли академика Ландау в фильме «Мой муж – гений». У него было огромное количество свободы. А было ли счастье?


Д.С.: Этот человек был абсолютно свободен, прежде всего в интеллектуальном плане, и он очень нравился женщинам, как и они ему. В фильме есть сцена, когда одна дама разделась перед Ландау, а он улыбнулся и никакого продолжения не было. И я склонен думать, что он довольствовался именно победой интеллекта, своего обаяния. Понимаете, мы не знаем, что там было, и никто не знает. Фильм был снят по мемуарам его жены, которые дописывались и переписывались после ее смерти. Поэтому надо сделать допущение, что все-таки это писала женщина, со своей болью, печалью, ревностью. Наверное, некоторые факты где-то преувеличены, где-то уменьшены. Написано было через призму ее психического состояния, поэтому тут важно понимать, а на самом ли деле все было именно так. В любом случае, эти люди были вместе и эти люди не могли друг без друга, значит такая форма отношений их устраивала. И не нам их судить, мы просто рассказали историю.



РОЛИ В КИНО

2004 – «Мой сводный брат Франкенштейн»;

2005 – «Большое зло и мелкие пакости», «Бедные родственники», «Дело о “Мертвых душах”»,

2006 – «Лифт»,

2007 – «Дом на Английской набережной», «Королев», «Натурщица»,

2008 – «Застава Жилина», «Защита», «Мой муж – гений», «Не торопи любовь»,

2009 – «Одержимый»,

2010 – «У каждого своя война», «Дом образцового содержания»;

2011 – «Сделано в СССР», «Товарищ Сталин».



НП: Как вы воспитываете своих детей?


Д.С.: Они еще маленькие: Даше пять, Дане два, Андрюша родился 20 апреля. Это тот возраст, когда все воспринимается очень чувствительно и откладывает отпечаток на всю жизнь. Все увиденное, услышанное… Я укладываю их спать, читаю сказки. Однажды я начал читать дочке «Русалочку» и дошел до того места, где колдунья забрала у нее голос, зато дала ей ноги, чтобы она могла заговорить с принцем, которого спасла. И тут я вижу, что Даша уже немного плачет, а я же понимаю, чем все закончиться дальше. И я начинаю на ходу сочинять хеппи-энд: они поженились, у них родились детки, к ней вернулся голос, она стала ходить и так далее. Даша счастливая уснула. Таким образом я уже переделал ряд классических сказок. Подрастет, прочитает сама, чем все кончилось «на самом деле». Вообще у Андерсена и наши народные сказки – часто такие злодейские. Я переделываю всегда такие сказки для своих детей и считаю, что это правильно. Вот так же нужно работать и для зрителей.


НП: Нужно ли актерам и представителям других публичных профессий в обязательном порядке работать с психологами, коучами? Это становится модно…


Д.С.: Меня радует, что в России пока нет массовой моды на обязательное посещение психотерапевта – как, например, в Америке. Там, если вы не имеете своего психолога, то просто выпадаете из общества. Но если человек обращается к помощи психотерапевта, наверное это не случайно. И к этому должны быть определенные основания. Можно на какие-то развивающие тренинги походить. Например, многие из тех, кто приходит на мой тренинг общения, – это люди успешные, которые хотят стать еще более успешными. Они вполне уверенны, самодостаточны, им не требуется психотерапевтическая помощь. Но если человек не может сам решить своих проблем, тогда, конечно, прямой путь к врачу. А вообще я бы посоветовал для самоосознания, для понятия других, для того, чтобы разбираться более тонко в чувствах, книжек хороших побольше читать, фильмы и спектакли талантливые смотреть.



МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Александр Теслер,
психотерапевт, сексопатолог

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ПРОДУКТ

Я считаю, что это замечательно, когда актер, желая поглубже вникнуть в профессию, получает еще и психологическое образование. Несомненно, психологом он от этого не становится, но в актерском ремесле это в чем-то помогает. Даниил актер, но в некоторых ситуациях психологически ведомый. В его судьбе серьезно присутствовала, присутствует и будет присутствовать мама. Он занимается психотренингами, но это не профессия. Даниил считает, что является психологом, а все делают вид, что он – психотренер. На самом деле, конечно, это актерская история, а не профессиональная работа психотерапевта. В его жизни существуют профессиональные психологи, они помогают, но, скорее всего, это просто развлечение, такой параллельный продукт. Все, что он говорит, он говорит здраво и разумно, без лишнего кокетства, что свойственно многим его коллегам актерам.

Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Анна Ардова: «Хватит быть хорошей»
Анна Ардова: «Хватит быть хорошей»

Выросшая с синдромом отличницы девочка прошла непростой путь работы над собой. Все свои амбиции она смогла из области отношений перенести в профессию.

читать далее

Человек без кожи
Человек без кожи

Ксения Раппопорт рассказала о комплексах юности, достижениях зрелости и… людях, чья сила духа научила ее сдержаннее относиться к несовершенству собственного тела.

читать далее

Его параллельная реальность
Его параллельная реальность

Жизнь не должна быть страданием, а режиссура диктатом, утверждает Кирилл Серебренников, бросая вызов культурным стереотипам, которые давно и прочно укоренились в России. Мы выяснили, в чем он нашел за...

читать далее

Комментарии:

Тэги:

Рейтинг
3021 просмотров 0 комментариев
1
1.0
0
подписаться на рубрику:

7083 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога