Наша Психология
Разморозь свои чувства правильно

Татьяна Лазарева: «Я не могу жить в спокойствии»

11.08.2011

Организовать интервью с Татьяной Лазаревой было непросто, нам поначалу показалось, что человек она довольно сложный. Но к концу беседы общаться стало легко и весело. Чуть позже Татьяна узнала, что у маленького внука нашей сотрудницы, ответственной за интервью, травма ноги. Такого участия и внимания мы не ожидали. Татьяна сразу предложила помощь, звонила, интересовалась, что с ребенком, давала координаты проверенных ею специалистов. Она сделала это неформально и как-то очень тепло и участливо. Поступки рассказывают о человеке лучше, чем слова.

НАША ПСИХОЛОГИЯ: Как удается совмещать свою работу и семью?

ТАТЬЯНА ЛАЗАРЕВА: С чего вы взяли, что мне это удается? Как и всем работающим матерям троих и более детей, мне это не удается. Недавно я отказалась от молодежного ток-шоу на каком-то канале только потому, что не считаю правильным разговаривать о проблемах молодежи в свой единственный свободный вечер в семье, когда я должна сидеть дома и общаться со своей молодежью. Я чаще отказываюсь от работы во имя семьи, чем наоборот. Но, например, у Миши другие представления: он заряжен на внешний круг и сохранение этого круга. Он ходит по периметру, а я внутри. Поэтому он меня все время подбивает: «Давай-давай, пойдем, поработаем!» А я ему, наоборот, говорю: «Нет-нет, давай не пойдем!»

НП: Каково работать с мужем?

Т.Л.: Не знаю, я по-другому не пробовала. Собственно, у меня и родители работали в одной школе всю жизнь. Правда, Михаил всегда добавляет скептически: «Потом-то они развелись!» У меня, собственно, другой модели и не было, поэтому мне абсолютно комфортно, в отличие, наверное, от Михаила. Ему кажется, что мы и так все время вместе, и когда я вечером прихожу и ною: «Ну поговори со мной, ну обрати на меня внимание!» – он мне отвечает: «Господи, да мы с тобой не расстаемся пятые сутки!» Это для меня тоже не так давно понятая вещь: когда мы с ним вместе, казалось бы, но при огромном количестве народу, на работе или с детьми, то это не совсем вдвоем. Потому что все равно, когда «вдвоем», это какие-то совершенно другие отношения. Это те самые интимные отношения, в широком смысле слова, которые собственно отличают пару. Потому что, если вы у всех на глазах, а потом остаетесь вдвоем и ничего не происходит, это значит, что вы друзья-товарищи, коллеги по работе и все. Мы с Михаилом все-таки находим еще время, заставляем себя быть не просто коллегами. Иногда в этом есть нехватка, и я ему всегда открыто об этом говорю.

НП: Многие люди в своих поступках, иногда даже неосознанно, руководствуются страхом: остаться невостребованным, без денег, без работы, одиноким. Вы замечали такое за собой?

Т.Л.: Может быть, я и боюсь чего-то неосознанно, но как же я могу это осознать? С возрастом начинаешь думать о бренности своего существования, что тебя когда-то не станет. Но страх больше не за себя, а за тех, кто останется, и как им будет плохо, и что ты можешь сделать сейчас, чтобы им было хорошо. Лет пятнадцать назад, когда я Степку родила, какой-то злобный таксист бросил фразу: «Ты еще не пуганная просто ни разу!» Я с тех пор и думаю: «Ну когда же уже наконец меня кто-нибудь напугает?» Ну а чего бояться? Глаза боятся, а руки делают. Как-то легко все идет по жизни, или мне кажется, что легко. А может быть, помогает отношение ко всему: «Каждому Бог дает по силам». В этом смысле я, конечно, оптимистично настроенный человек. То, что обычно считают страшным, я могу рассмотреть наоборот. Ну, если не по силам, ну и дальше что? Все равно помру когда-нибудь.

НП: Вы часто врете?

Т.Л.: Нет, ужасно не люблю врать. Нет, ну вру, конечно. Каждый раз, когда я вру, я это осознаю. Я могу соврать так, что никто и не заметит, но от этого ужасно себя чувствую. И может быть, поэтому обо мне существует мнение, что я человек жесткий и резкий. И в других вранья не люблю. Если человек мне не близок, мне все равно. Буду к нему относиться с осторожностью. Для меня важны честность и открытость. И детей мы с мужем стараемся так воспитывать. Если врут близкие, даже в мелочах, я очень переживаю. Вот такой у меня психоз.

НП: Прощаете?

Т.Л.: Не прощаю я нечестных поступков. Вот сейчас у меня такая ситуация: испортились отношения с работодателями. Был абсолютно нечестный поступок с их стороны, и мне больше не хочется общаться. Хотя, в принципе, пройдет время, я не то чтобы прощу, вообще, может быть, даже и забуду. Это очень хорошее свойство памяти. Что-то хорошее помнишь, а плохое… «А что, разве так было?»

НП: Вы себя считаете сильной женщиной?

Т.Л.: В общем, было несколько поступков, которые меня характеризуют как сильную женщину. Например, начало в моей жизни в Москве было сложным. Я приехала в столицу, когда мне было 28 лет, немолодая девушка уже. Нас позвал Александр Акопов делать передачу. В 29 я уже родила Степана, и это было очень тяжело и физически, и морально. Были люди, которые хотели, чтобы я уехала обратно в Новосибирск. Но, если бы я тогда проявила слабость, то пропала бы или спилась, как многие из моих друзей и коллег. Сила – это когда ты идешь наперекор чему-то и не сдаешься, а что-то доказываешь. Есть у меня такая черта. Наверно, это скорее упрямство.

НП: Что вы скажете женщинам, которые подумывают сделать пластическую операцию?

Т.Л.: Некоторые в 28 лет начинают печься о собственной внешности. Но мне это совершенно не свойственно, поскольку я с самого детства никаких иллюзий по поводу своей внешности не питала. Я никогда не была сногсшибательной красавицей, а потом меня еще добили в КВНе. Я играла какие-то ужасно комические нелепые роли, потом телевидение, ОСП-студия, пародии, ужасный грим. Я к этому спокойно отношусь. Если только кто-то из моих близких косметологических тетенек мне скажет: «Таня, пора!» – то я подумаю. Но пока они говорят: «Ничего вроде пока».

НП: Что вы думаете о мужчинах, которые в 40 лет начинают менять старых жен на новых. Что бы вы сказали таким мужчинам?

Т.Л.: Очень много мужиков вокруг заменяют старую жену. Новая жена, новые дети – и по этому же кругу снова побежал. Но по идее ты же должен все-таки двигаться вверх по спирали. То есть получается, что ты просто тормозишь, топчешься на одном месте. Это неправильно, по-моему. Конечно, ситуации в жизни всякие бывают. Но если тебе так уж хочется что-то новое, ты и старое тоже не пинай, все же вернется потом.

НП: Чтобы вы сказали женщинам, которые боятся измен?

Т.Л.: Ничего. К сожалению, я тоже этого боюсь так же, потому что Михаил-то у нас мужчина видный, им интересуются молодые девушки. Поэтому я всегда в таком легком напряжении, в тонусе. Но когда ты зациклена на себе, а потом бац – и понимаешь, что тебе не о чем с ним поговорить, тогда к нему никаких претензий не должно быть. Если хочешь какого-то продолжения, ты все равно об этом должен думать, сохранять. Другое дело, что, конечно, это должно быть обоюдным. Если у мужчины уже произошел перелом и нашлась какая-то, которых сейчас и искать не надо, то тогда это уже труднее. Как мы все переживали, когда Николь Кидман и Том Круз расстались. Весь мир просто содрогнулся. Я Мише говорю: «Вот мы с тобой, и еще Агутин с Варум есть!» Ну и, естественно, Стриженовы. Сколько они уже лет вместе, с какого класса? А вы посмотрите, какая Катька интересная тетка до сих пор. Она в молодости всех с ума сводила, и сейчас не превратилась в клушу. Так что вопрос к себе: что я такого не доделала, если так произошло? Мужики такой вопрос себе, наверное, не задают. (Смеется.)

НП: Любите ли вы себя?

Т.Л.: Нет.

НП: Почему?

Т.Л.: Я тоже задумываюсь, почему я себя не люблю. В Испании, где мы всегда отдыхаем, первым делом я иду в продуктовый, выхожу с огромной корзиной. Потом в детский отдел: «Этому, этому, этому!» Потом я зачем-то иду в мужской, после смотрю на часы, понимаю, что времени больше нет, и еду домой. Вот откуда это все и что с этим делать? Почему я сегодня пришла без маникюра? Потому что вчера, когда я записалась на маникюр и педикюр, получилось так, что мне нужно было поехать раньше на съемку. Конечно, легче всего отказаться от маникюра и педикюра. Всегда на первом месте семья, потом работа, а потом уже где-то там, в дальнем ящике – я. Это не правильно. Непонятно, как воспитывать своих детей в этом вопросе. Но надо вам сказать, что с Соней – ей 12 лет – у нас сейчас, как ни странно, улучшаются отношения, хотя это самый страшный возраст, которого я боялась. Когда мы последний раз ходили в наш очередной поход в магазин в Испании и все купили, Сонька говорит: «Мама, а теперь ты идешь и покупаешь что-нибудь себе. Я беру Тосю, а ты идешь!» У нее, видимо, уже появилось понимание в этом вопросе. Дай Бог!

НП: Хотелось ли вам что-нибудь в себе изменить?

Т.Л.: Да конечно, практически все. (Смеется.) Есть масса всего, я, может быть, не готова выложить сейчас весь список. Я, собственно говоря, это и делаю, заставляю себя. Стала как-то спокойней относиться к тому, что раньше мне казалось просто ужасным, катастрофой. Может быть, это уже возраст, завтра будет новый день, и все будет по-другому. Изменения внутри себя – это работа. Не могу сказать, что мне удалось, но я над этим работаю.

НП: Три качества в человеке, которые вам нравятся, и три качества, которые вы не приемлете.

Т.Л.: Всегда боюсь на такие сложные вопросы отвечать. Мне нравится позитивное настроение у человека, стремление к чему-то. Деструктивное настроение в людях я очень не люблю. С такими людьми даже общаться не могу. Просто они мне не интересны, разрушители какие-то. Поверхностность не приемлю, люблю ответственных, позитивных. Мой идеал – легкие, позитивные, но при этом ответственно делающие свое дело, ненавязчивые люди. Такими я стараюсь себя окружать. Таких людей прямо по крохам, ответственных за поступки, за слова, за отношение. В этом и я очень сильно себя воспитываю. Не скажу, что я все делаю, что обещаю, но если что-то не делаю, очень переживаю за это. И я очень ответственна за тех, кого приручила. Когда ты дружишь и просто веселишься, это прекрасно, но когда что-то у человека происходит, а ты не знаешь и ничем ему не помогаешь, это уже не дружба получается.

НП: Какие особенности в общении или отношениях присущи вашей семье?

Т.Л.: Манера общения может быть подвержена критике, потому что мы, конечно, очень много смеемся над детьми.

НП: Они не обижаются?

Т.Л.: Конечно, обижаются. Может просто настать такой момент, когда он или она подумает: «Не буду я им ничего говорить, а то опять смеяться будут!» Сонька говорит: «Мама, ну вот что ты опять не можешь серьезно?» Убегает, потом возвращается. Еще есть такая проблема: когда надо ребенка похвалить, я не просто скажу: «Ты молодец!» – у нас это не принято. Я скажу: «Да, ты молодец, но…» Вот это «НО» – оно все обесценивает. Знаю, что это неправильно, мы боремся с этим, одергиваем сами себя.

НП: Как вы боретесь со стрессом?

Т.Л.: Я постоянно живу в стрессе, у меня нет абсолютного спокойствия, я даже не могу жить в спокойствии. Мне всегда есть о чем побеспокоиться. Стресс – это такое расплывчатое для меня понятие. Не бывает такого, что я живу-живу, потом бац – у меня стресс. Но бывает состояние, когда падает иммунитет ко всему, что тебя окружает, и все сыплется: этот в двойках весь, эта в соплях, у этой еще что-то. То, что ты обычно не замечаешь, тебя потихоньку накрывает и принимает глобальные масштабы. Как я с этим борюсь? Отдыхаю, пытаюсь иногда просто насильственным путем сменить обстановку, выспаться хотя бы. Пучина тоски имеет дно, оттолкнувшись от которого неминуемо всплывешь на поверхность. Только до этого дня тяжело добраться, и это тяжело для окружающих, потому что ты становишься совершенно гадким, другим. Я в такие моменты позволяю себе фразу: «Все, сейчас меня не трогать, я могу бабахнуть!» Все расползаются по углам и полчаса сидят.

НП: Вы когда-нибудь обращались к психологу?

Т.Л.: Да, у меня есть моя любимая Анна Яковлевна Варга. Мы с ней общались, и это является врачебной тайной.

НП: Многие считают, что все проблемы человек может решить сам и обращаться к психологам – лишнее…

Т.Л.: Я давно почитывала разного рода психологическую литературу, и в том числе то, что касается детей. В свое время открыла для себя книгу Эды Ле Шан «Когда ваш ребенок сводит вас с ума». И мне даже просто книга помогла. Я человек необразованный в этом плане, но нахватанный, поэтому для меня это важно. Когда у тебя болит живот, ты идешь к врачу, когда у тебя болит голова, ты идешь к врачу, что-то ломаешь – идешь к врачу. И психотерапевт – это такой же доктор, к которому стоит пойти.

НП: Попасть к хорошему сложно?

Т.Л.: Да, у меня, кстати, опыт с предыдущим психологом был не самый лучший, мы расстались. Анну Варгу мне порекомендовали какие-то знакомые.

НП: Вы решили свои проблемы?

Т.Л.: Мы с ней в процессе. Я периодически пишу письма, она мне очень строго, лаконично отвечает. В любом случае я очень люблю общение с умными целостными людьми. А если это еще и психотерапевт, а если это еще и Варга… Обычно я появляюсь уже распластанная на дне, прихожу, заливаю ей кабинет слезами, спрашиваю: «Что мне делать?» В какой-то момент она заставила меня ходить к ней полгода каждую неделю. Я себя заставляла, была хорошая методическая работа над собой. Но потом, конечно, бросила это дело, опять же почему? Потому что я себя не настолько люблю, чтобы тратить на себя время.

НП: Есть вещи, о которых вы жалеете?

Т.Л.: Нет, потому что это совершеннейшая глупость. Были какие-то дурацкие поступки, не без этого. И все-таки даже они потом привели к какому-то ценному зернышку опыта, который тебе пригодился. А нам нужен всякий опыт – и положительный, и отрицательный.

НП: Какими психологическими знаниями и приемами вы пользуетесь?

Т.Л.: По приезде в Москву читала Лазарева. Я дошла, по-моему, до пятой книги по диагностике кармы. Помню, что мне помогло, они просто в меня все впитались, как в песок. А сейчас я не могу прочитать двух страниц из этих книг. Опять же в Москве в самом начале этого пути было ужасно трудно, никого рядом не было, и был ребенок, по здоровью не самый беспроблемный. Я брала себе на работе листы А4 и писала: «Все будет хорошо!» Это был единственный случай, когда я таким вот методом воспользовалась. Сейчас уже понятно, что все будет хорошо, а тогда был затяжной тяжелый период в жизни. Еще когда я была беременна Степкой, это была весна, Москва была абсолютно серая, грязная, мне ужасно хотелось ярких красок. Когда я проходила между цветочных киосков, то просто сворачивала себе башку, сталкивалась с прохожими, впитывала в себя все эти краски. Это тоже работает. Когда у тебя слабость, уныние, тоска, найди яркий цвет: красный, синий, желтый.

НП: Считаете ли вы, что мода, гламур, стандарты вызывают у многих женщин комплекс неполноценности?

Т.Л.: Вопрос совершенно не по адресу. Я настолько от этого всего далека. Мне иногда стыдно, когда я вижу девок, которые за собой следят, разбираются во всем этом. Мне Миша подарил сумку «Луи Витон» четыре года назад. Я была счастлива, до сих пор с ней хожу. Такая хорошая, ни у кого больше такой сумки нет. По-моему, только у Скарлетт Йохансcон и у меня. Увлечение модой, трендами и гламуром – это все подмена чего-то, уход от действительности. Если у тебя ничего нет внутри, если ты занимаешься только этим, то непонятно – ты-то где?

НП: Есть люди, которые страдают от того, что сильно зависят от чужого мнения.

Т.Л.: Мне чужое мнение абсолютно пофиг, я вас уверяю. Если я уперлась рогом, если мне кажется, что это нужно, то чужое мнение фиолетово.

НП: Что советуете почитать?

Т.Л.: «Подстрочник» Лунгиной – это книга, которую каждый взрослый должен прочитать.

НП: Пожелания?

Т.Л.: Работы над собой, раздумывания над собой и любви к себе. И принятия себя как личности. Всегда должен быть стержень, по которому ты сверяешь, нужно это делать или нет. Это нелегко, но и не так трудно.

НП: Делает ли обратная сторона славы человека более уязвимым? Вырабатывается ли от нее зависимость?

Т.Л.: Я к этому отношусь спокойно. Нас не было в эфире по два года. Про меня теперь вряд ли забудут те, кто меня помнят, без ложной скромности. Свои $300 я заработаю уже даже на пенсии. Это все зависит от твоей подготовленности и от этого стержня. Как ломаются молодые ребята, на них же страшно смотреть! Нам в этом плане повезло, мы стали популярными уже за 30, да и то башню-то сносило.


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА
Юлия Василькина,
психолог, социолог
ПОХВАЛА ПОХВАЛЕ РОЗНЬ
«Еще есть такая проблема: когда надо ребенка похвалить, я не просто скажу: “Ты молодец!” – у нас это не принято. Я скажу: “Да, ты молодец, но…” Вот это “НО” – оно все обесценивает. Знаю, что это неправильно, мы боремся с этим, одергиваем сами себя».
Иногда похвала может стать для ребенка хуже наказания, так как может показать его «неполноценность», слабость, несамостоятельность перед взрослым. «Плохая» похвала – когда ребенку просто говорят «Молодец!» или «Хорошо!». Это похвала-оценка, она делает ребенка несамостоятельным, как будто без позитивного восклицания взрослого его труд ничего не значит. Еще хуже, если эти слова говорятся автоматически, не глядя. Ребенок чувствует, что ни он сам, ни плоды его труда взрослому не интересны. Татьяна Лазарева говорит о похвале по схеме «Молодец, но…». И наша героиня совершенно права, что старается с этим бороться. Во-первых, это похвала-оценка. Во-вторых, это похвала-высокомерие. Взрослый, не давая позитивной обратной связи ребенку, тут же начинает указывать на недочеты с высоты своего возраста и умений. Ошибка в том, что взрослый думает, что ребенок бросится самосовершенствоваться, а он лишь теряет веру в себя и желание делать то, в чем потерпел поражение. Как же хвалить, чтобы похвала помогала ребенку, делала его сильнее? Одним из открытий последнего времени для меня стала книга Фабер и Мазлиш «Как говорить с детьми, чтобы они слушали, и как слушать, чтобы говорили». И эффективной похвале там посвящена целая глава.


БИОГРАФИЯ
21 июля 1966 г. – Татьяна Лазарева родилась в Новосибирске в семье учителей.
1983 г. – окончила школу. В восьмом классе начала петь в группе политической песни «Амиго», пела десять лет. С гастролями объехала весь бывший СССР. Перепробовала множество профессий, не требующих высшего образования. Училась в Новосибирском пединституте (факультет иностранных языков, не окончила), а также в Кемеровском институте культуры (специальность – дирижер эстрадно-духового оркестра, не окончила).
1991 г. – игра за команду КВН НГУ. Дважды чемпион высшей лиги (1991, 1993).
1994 г. – переехала в Москву по приглашению А. Акопова для работы в программе «Раз в неделю».
1996–2004 гг. – участница программы «ОСП-студия».
17 июля 1998 г. – вышла замуж за коллегу по ОСП Михаила Шаца.
30 сентября 1998 г. – родила дочь Соню.
5 июля 2006 г. – родила дочь Антонину.
2004 г. – одна из ведущих программы «Хорошие шутки», в 2010 году программу закрыли.
С мая 2010 г. – ведущая программы «Это мой ребенок!».



ТЕЛЕВИДЕНИЕ
1991–1994 гг. – выступала в КВН – команда НГУ «Девушки из джаза».
1995 г. – программа «Титры и спецэффекты» (РТР).
1995–2004 гг. – в программах «Раз в неделю», «ОСП-Студия» (ТВ6, СТС).
1997–1998 гг. – ведущая программы «Пальчики оближешь» (ТВ6).
1997–2004 гг. – снималась в сериале «33 квадратных метра».
2004–2010 гг. – одна из ведущих программы «Хорошие шутки» (СТС).
2007 г. – программа «Детский день с Татьяной Лазаревой» (канал «Домашний»).
2008 г. – участница проекта «Танцы со звездами. Сезон-2008» («Россия»).
2009 г. – одна из ведущих в проекте «Две звезды» (Первый канал).
2009 г. – одна из ведущих программы «Песня дня» (СТС).
2010 г. – с 15 мая ведущая телеигры «Это мой ребенок!» (СТС).
2011 г. – со 2 мая ведущая музыкального шоу «Спой!» (СТС).



ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
С 2004 года Татьяна Лазарева вместе со своим мужем Михаилом Шацем принимают активное участие в деятельности благотворительного фонда «Созидание», впоследствии вошли в число членов попечительского совета фонда. По инициативе Татьяны Лазаревой к участию в деятельности фонда «Созидание» подключился и коллега Татьяны по «ОСП-студии» известный телеведущий Александр Пушной, который также стал одним из попечителей фонда. Татьяна Лазарева и Михаил Шац на протяжении многих лет являются постоянными ведущими мероприятий благотворительного фонда «Созидание», участвуют в организации благотворительных акций, оказывают материальную помощь нуждающимся.



НАГРАДЫ И ПРЕМИИ
2003 г. – программа «ОСП-Студия» – лауреат премии ТЭФИ в номинации «лучшая развлекательная программа».
2006 г. – Татьяна Лазарева вместе с Михаилом Шацем – лауреаты премии ТЭФИ в номинации «лучший ведущий развлекательной программы».


Вопросы нашим авторам-психологам вы можете задать по адресу info@psyh.ru.
/

Статьи на тему

Все в одной кастрюле
Все в одной кастрюле

Татьяна Устинова действительно феерическая личность. Ее хочется слушать и слушать, при этом стресс вас отпускает, а в голове все проясняется. Просто волшебство слова и несомненный психотерапевтический...

читать далее

Бойцовский клуб для Барби
Бойцовский клуб для Барби

Сначала запоминается только ее улыбка. Человека нет, а улыбка есть – особенная, уникальная. Потом «прорисовывается» контур. Знакомьтесь – Ольга Шелест.

читать далее

Михаил Шац: «Смешное перестает быть страшным»
Михаил Шац: «Смешное перестает быть страшным»

Михаил Шац ни на минуту не опоздал на интервью, пришел крайне собранный, серьезный и сосредоточенный. На все вопросы отвечал очень четко и быстро. И что нас особенно удивило – еще ни один человек не д...

читать далее

Комментарии:

mirel, 14.08.2011 06:53:38
Татьяна-талантливый человек с большой внутренней силой! Особенно мне понравилось,что она не повинуется стадному чувству,идет своей дорогой и то,что она дважды не заканчивала Университет,понимая,что это не ее.Многие бы учились дальше,а потом всю жизнь занимались нелюбимым делом.
1 из 1

Тэги:

Рейтинг
4065 просмотров 1 комментариев
1
0.0
1
подписаться на рубрику:

7083 чел. Уже подписались

Вы подписаны на рассылку по рубрике "".
Отказаться от рассылки.

Показать ссылку для блога